tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Достоинство Альфи Эванса требовало его смерти. Часть 1



Прошло уже больше месяца со дня смерти маленького гражданина Великобритании Альфи Эванса, чье имя за это время стало нарицательным, как имя жертвы совершенно дегуманизированного, а значит бесчеловечного британского здравоохранения и правосудия.

Этот случай вызвал серьезный резонанс в прессе и обществе не только Великобритании, но и по всему миру заставив людей задуматься, что же на самом деле скрывается за видимым европейским процветанием и благополучием. Почему в Европе смерть предпочтительнее, чем право на жизнь? А так же на чьей стороне выступили борцы за так называемые «права детей»? И задуматься над этим вопросом, наверное, стоило бы в первую очередь гражданам России, которым Запад все еще повсеместно приводится как пример для подражания в том числе и в отношении ювенальной юстиции.

Спору нет бевериджская система здравоохранения, действующая в Британии – это отточенная, эффективная структура, в которой есть практически все, чтобы обеспечить гражданам качественное медицинское обслуживание. Недаром в 1942 году лорд Беверидж практически полностью скопировал ее с советской системы Семашко, которая на тот момент считалась одной из лучших в мире. Но современная Национальная служба здравоохранения Великобритании все же существенно отличается от системы Семашко тем, что она существует в капиталистическом обществе. Поэтому целью здесь является не осознанная, гибкая и многосторонняя работа по возвращению здоровья пациенту, а выполнение некого стандартного списка доступных в финансовом плане процедур, выход за рамки которого не только не приветствуется, но и считается противозаконным. В этой системе координат нет отношения к человеку, как к наивысшей ценности, а есть меркантильный учет видимой пользы для пациента и реальных издержек системы. В тот момент, когда издержки системы не оправдываются результатами от стандартных процедур, пациент признается безнадежным и неизлечимым. А лечить безнадежного пациента – это значит продлевать его страдания. Таким вот нехитрым способом и определяется цена человеческой жизни. Беда в том, что сложные случаи, как правило, не укладываются в простые схемы, и поэтому в сложных случаях пациент оказывается обречен не только на отсутствие адекватной помощи, но и на борьбу со всей системой, не желающей отступать от стандартных схем и создавать прецеденты использования альтернативных подходов.
И сложный случай Альфи Эванса в очередной раз демонстрирует именно это. В ситуации, когда врачи не смогли найти быстрое и недорогое решение и даже не сумели поставить окончательный диагноз (недиагностированное неврологическое расстройство), против семьи Эвансов была развязана настоящая война! Всю свою юридическую и финансовую мощь система обрушила на беззащитную семью из рабочего класса. Еще бы, ведь Томас Эванс - всего лишь молодой штукатур, едва переступивший порог двадцатилетия, он не Дэвид Рокфеллер, который мог позволить себе пересадку чужого сердца шесть раз вне очереди в любой стране мира.
Трастовому фонду Национальной службы здравоохранения (NHS) оказалось проще потребовать в судебном порядке лишения жизни маленького гражданина, чем позволить продолжить его лечение другими средствами и в других странах. Для обоснования такого решения были привлечены медицинские эксперты, которые, не смотря на свои хорошо известные ошибочные прогнозы, продолжают считать, что они обладают монополией на истину, а потому в праве решать, кто должен жить, а кто должен умереть. И они не испытывают сомнений, уподобляя себя Господу Богу. Да и стоит ли сильно переживать о точности прогнозов и оценок, если от них ждут совсем не этого.
Экспертам было достаточно в очередной раз сказать, что ребенок неизлечим, чтобы суд немедленно вынес решение об отключении Альфи от систем жизнеобеспечения.
Почему в очередной раз? Да потому что Альфи Эванс не первая жертва антигуманного подхода к человеку в условиях Британского здравоохранения. В русле этой тенденции уже были лишены жизни Шарлотта Уайэт, Люк Уинстон-Джоунс, Чарли Гард, едва не пострадал Ашья Кинг и это не полный список.
При такой организации закон становится дорогостоящей игрушкой, а родители - не законопослушными гражданами, а заложниками тех самых систем, которые по замыслу должны были бы состоять на службе народу: судебной системы, системы здравоохранения и ангажированного экспертного сообщества.
Но как же это соотносится с теми демократическими ценностями, которыми так гордится Запад? Для того, чтобы это понять необходимо сейчас через месяц после смерти Альфи, когда уже не так остры чувства и эмоции, когда прояснились факты переосмыслить все произошедшее и попытаться понять, какие же ценности на самом деле исповедует передовая демократия мира.
Альфи Эванс родился в Ливерпуле в семье Томаса Эванса и Кейт Джеймс 9 мая 2016 года и в шесть месяцев был госпитализирован в больницу Алдер Хей (Alder Hey) с высокой температурой, кашлем и сильными судорогами. Со временем симптомы усилились. Он не мог сам дышать, активно двигаться, глотать, однако мальчик продолжал расти и развиваться. По словам очевидцев, Альфи не был в глубокой коме, он мог изредка открывать глаза, ощущать прикосновения и протягивать ручки навстречу родителям и близким людям.



В больнице Альфи был переведен на искусственное жизнеобеспечение и получал какое-то лечение, хотя какое лечение можно проводить при недиагностированном неврологическом расстройстве не вполне понятно. Родителям Альфи не раз говорили, что в таком состоянии мальчик не протянет и нескольких месяцев, однако, не смотря на такие заявления, Альфи прожил еще более года и, достигнув возраста почти двух лет, судя по всему, не собирался умирать самостоятельно.
Как строились взаимоотношения родителей Альфи и персонала больницы широкой публике вряд ли когда-нибудь станет известно, но, скорее всего, в какой-то момент родителям просто сказали, что ребенок неизлечим и предложили отключить от аппаратов, заявив, что это избавит его от страданий. Тогда же было сказано, что после отключения Альфи не проживет и нескольких минут, в течение которых наступит смерть (видимо, от безболезненного удушья), которая и будет избавлением. Справедливое замечание о том, что, находясь на искусственном жизнеобеспечении, Альфи не испытывает страданий не убедило специалистов. А позиция врачей не вызвала понимания со стороны семьи Эвансов.
Родители искали возможности продлить жизнь ребенка и хотели использовать дополнительные средства диагностики и лечения, для чего мальчика необходимо было забрать из Алдер Хей. Однако NHS и больница не только отказались выдать родителям сына, но и начали в 2017 году судебное разбирательство, потребовав права на лишение Альфи поддерживающих процедур с формулировкой, что продление жизни ребенка в такой ситуации не гуманно, жестоко и не в интересах Альфи. Как будто умереть от удушья и оказаться на кладбище – это и есть самый главный интерес двухлетнего мальчика.
В суде врачи стандартно заявляли, что Альфи безнадежен и никогда не поправится, что его нужно избавить от страданий, что его нельзя транспортировать, и что лечить его вообще нет смысла, подразумевая, что борьба за его жизнь лишена рациональных оснований. Этот рационализм само собой включал в себя и невысказанные сомнения на счет дорогостоящего обслуживания.
Родители в свою очередь просили не отключать системы жизнеобеспечения или просто отдать их сына, чтобы на собранные в интернете деньги попытаться перевезти его в итальянскую или какую-то другую клинику.
В ответ на эту логичную просьбу судья Высокого суда (где рассматривалось дело) по фамилии Хейден ответил: «Ему нужна тишина и покой, чтобы он мог уйти из жизни так же, как и жил — достойно».

Так же он сказал: «Соблюдение антиконвульсивного режима, которое само по себе дает ограниченный эффект, может быть нарушено во время поездки. Совершенно очевидно, что поездка будет для него утомительной. Никто не хочет, чтобы Альфи скончался в дороге».

Однако, по мнению других экспертов и юристов из Христианского правового центра, вставших на защиту семьи Эванс, и попытки лишить Альфи поддерживающих процедур, и удержание его в стенах Алдер Хей не только не оправданы, но и противозаконны.

Итальянский юрист Моника Боккарди, один из четырех адвокатов из Giuristi per la Vita ("Адвокаты за жизнь") заявила прессе: «Нет никакого диагноза. Это не законно ориентироваться на утверждения, типа «у Альфи нет никакой надежды», потому что такие заявления не могут быть научно подтверждены». «Это же ребенок. – Добавила Боккарди. – Беззащитные дети. Это Давид против Голиафа».

Один из врачей Альфи сказал в суде: «Я считаю, что Альфи вряд ли чувствует боль или испытывает дискомфорт, но я не могу быть в этом полностью уверен...».
Профессор Николаус Хаас (Nikolaus Haas) из университетского госпиталя в Мюнхене, к которому обратились родители Альфи, заявил в суде: «Мне ясно, что Альфи можно безопасно перевозить по миру в любое место, и это не будет создавать для него никаких серьезных рисков».

По поводу диагноза и вероятных сценариев течения болезни он же утверждал, что: «если когда-нибудь это заболевание получит название, то его надо назвать болезнью Альфи».

Профессор Хаас, как и медики из итальянской клиники «Бамбино Джезу» в Риме, готовы были принять ребенка на лечение и сделать это бесплатно.
Любой нормальный человек, услышав такие различные мнения и предложения, склонен был бы испытывать закономерные сомнения по поводу требований врачей, но только не британский судья. Он решил, что Альфи должен умереть, и дело осталось за малым, соблюсти внешние приличия и сохранить достоинство. Стоит ли удивляться, что Высокий суд и система здравоохранения Великобритании говорят на одном и том же языке. Языке, в котором гуманистическая форма наполнена противоположным содержанием, а милосердие означает убийство. Это вполне в духе вырождающегося капитализма, в котором элита очень хочет сбросить маску гуманистических ценностей и обнажить свою истинную сущность, но все еще боится народного возмущения.

А что же гражданское общество?

А гражданское общество в очередной раз продемонстрировало растерянность и колебания. Вопрос о сохранении жизни якобы неизлечимо больного ребенка во многом решался обывателем в свете тех прописных истин, которые вбивались в его голову годами. Поэтому дать Альфи шанс значило для обывателя поставить под сомнение аксиому о том, что жизнь должна быть комфортной, а если она не комфортна, то и не надо ее длить. Тем более, что такая авторитетная инстанция как суд, признала нежизнеспособность Альфи. Милосердие избавления характерное для изнеженного и мягкотелого постчеловека, боящегося испытаний и пасующего перед борьбой и страданиями парализовало разум и волю людей. Однако явные противоречия между гуманной риторикой и антигуманными действиями NHS, суда и других структур против семьи Эванс, не остались совсем незамеченными, а явные фашистские обертона лукавых правозащитников заставили людей напрячься и вспомнить о настоящем гуманизме, когда в борьбе и испытаниях человек может обрести самого себя. Предпринято было совсем немногое, но даже такое вялое сопротивление как создание интернет-сообществ, огласка вопиющих фактов, пикеты и другие не очень массовые мероприятия встревожили правоохранителей Ливерпуля настолько, что в больнице Олдер Хей пришлось держать дополнительный наряд полиции для сдерживания негодующих сторонников Альфи.
И это, согласитесь, уже начинает напоминать сюжет самых мрачных антиутопий.
Решающим в деле Альфи Эванса стал февраль 2018 года.

Tags: Альфи Эванс, гуманизм, запад, западные ценности, права детей, ювенальная юстиция
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment