tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Юбилейный год Сухумского ботанического сада



В этом году Сухумский ботанический сад празднует юбилей. Со дня его основания прошло 180 лет! Это серьезный возраст для любого предприятия, тем более для такого сложного и хрупкого организма как ботанический сад.
Сегодня хочется искренне поздравить всех причастных к его существованию людей: сотрудников сада, ботаников-специалистов, всех тех, кто многие годы сохраняет и приумножает удивительные сокровища южной субтропической флоры для гостей и жителей Абхазии!
Именно труд этих людей сформировал сегодняшний облик столицы Абхазии и подарил людям ту красоту, которую они могут наблюдать каждый день своей жизни. Ведь многие из растений, которые сегодня «населяют» парки и скверы городов Абхазии привезены сюда из других стран и были буквально вынянчены сотрудниками ботанического сада.



Но особенно красив сам Сухумский ботанический сад. В какой бы сезон вы не попали сюда, вас всегда встретит густая, свежая зелень, необычайно яркие и пышные для непривычного взгляда цветы, свежий воздух и медовые насыщенные запахи. Светит ли солнце или прошел дождь, здесь никогда не бывает голо, мрачно или скучно. Даже зимой и ранней весной в саду можно увидеть вечнозеленые деревья и кустарники с пышной кроной, трепещущие перышками листьев пальмы и растения, вступающие в пору цветения.



У самого входа в сад гостей по-хозяйски встречает отлитый в бронзе Нестор Аполлонович Лакоба – известный политический деятель Абхазии, принявший активное участие в жизни дендрария. Особым уважением здесь пользуется тюльпановое дерево, которое было посажено 14 мая 2010 г. в день рождения первого президента Абхазии Владислава Ардзинба.



В сокровенной глубине сада отдыхающих ждет встреча с 250-летней кавказской липой, старейшей на территории бывшего СССР секвойей 1848 года рождения, первой на Черноморском побережье метасеквойей – представительницей вида, чья история насчитывает миллионы лет!
Первое впечатление от ботанического сада в Сухуме – это потрясение. На каждом сантиметре кропотливо ухоженной и возделанной земли здесь уютно устроилось настоящее чудо. И это правда! Внимательный и чуткий наблюдатель найдет свою прелесть в каждом экспонате от деревьев-гигантов до маленьких и, кажется, неприметных кустиков. Здесь можно полюбоваться яркими образцами фитоландшафтов различных широт и климатических поясов, оформленными в виде горок и обособленных композиций. На поверхности небольших прудов мирно дремлют лотосы, под ногами похрустывает белоснежная галька.



Полное название сада - Ботанический сад Института ботаники Академии наук Абхазии. А это значит, что помимо туристического значения сад имеет не менее важное научное значение. Это подтверждается всей его историей от самого основания.
Так, достаточно отметить, что именно здесь был акклиматизирован первый в Абхазии чайный куст, привезенный из Крыма – культура, которая позже стала одной из ключевых в сельском хозяйстве республики.
В своей статье, посвященной Сухумскому ботаническому саду Айба Гиви Григорьевич отмечает следующий факт:
«Выступая в газете «Советская Абхазия» в 1971 г. крупнейший специалист по культуре чая академик К.Е.Бахтадзе писала: «Колыбелью грузинского чая по праву считается Сухум. Именно здесь, на территории ботанического сада, были выращены первые чайные растения. Здешний климат и почва вполне соответствовали природе чая. Растения успешно акклиматизировались, они хорошо росли, цвели и давали семена».(4)

Кроме того, в саду велись активные исследования и селекция других культур, таких как табак, цитрусовые, хурма, фейхоа, оливки, киви и др.

Официальной датой создания сада в Сухум-Кале считается 1838 год. Своим появлением Сухумский ботанический сад был в первую очередь обязан генерал-лейтенанту Николаю Николаевичу Раевскому, занимавшему в начале XIX века должность начальника 1-го Отделения Черноморской прибрежной линии. Николай Раевский был хорошо известен современникам как личность деятельная, во всем стремящаяся к достижению наилучших результатов, будь то налаживание дипломатических и торговых связей с горцами или изучение местной кавказской флоры. Богатый растительный мир побережья Черного моря и Колхидской низменности не только поразил воображение и эстетическое чувство Раевского, но и возбудил в нем практический интерес. Ведь растения – это и полезная пища для гарнизона, и первое лекарство для больных и раненных. Именно по инициативе Раевского при укреплениях гарнизона были разбиты огороды и виноградники для пополнения рациона солдат свежими овощами и фруктами. Для расширения сортового разнообразия садов Раевский завозил из своего крымского имения Тессели лозы столового винограда и саженцы других культур. Кроме того, генерал поощрял любителей растениеводства среди личного состава гарнизона на дальнейшие ботанические изыскания. Одним из энтузиастов ботанического дела стал Багриновский Владислав Иванович – гарнизонный врач в Сухум-Кале, который разбил на небольшом участке земли аккуратный аптекарский огород и активно занимался изучением местной флоры. В 1840 году Раевский отметил труд Багриновского и ходатайствовал перед Николаем I о дальнейшей судьбе этого перспективного ботанического начинания. В 1840 году сад был взят на казенный счет, под управление военного ведомства и получил официальное название «Сухум-Кальский военно-ботанический сад».
С тех пор судьба сада складывалась по-разному. Его история знала периоды расцвета и запустения. Но одно можно сказать смело: дело основателей не погибло, многие растения интродуцированные в Сухумском ботаническом саду обрели в этом краю свою собственную новую историю. А сам сад способствовал развитию сельскохозяйственного растениеводства в Абхазии. Его коллекции пополнялись растениями из имений Раевских, Никитского ботанического сада в Крыму, Императорского ботанического сада в Петербурге и др. Большая роль отводилась изучению и систематизации местной флоры.
В 1855 и 1877 годах Сухум-Кальский военно-ботанический сад серьезно пострадал от действий турецкой армии. Но постепенно восстановился и к концу XIX века перешел в новое качество. По распоряжению Министерства государственных имуществ в Сухуме организовалась Сухумская садовая и сельскохозяйственная опытная станция. Ботанический сад под руководством П. Е. Татаринова стал ее структурным подразделением.
П. Е. Татаринов принимал активное участие в доставке и акклиматизации на территории сада множества необычных для этих широт видов растений.
Он «выписывал редкие растения из Бельгии, Германии и Италии. Коллекция Сухумского ботанического сада пополнилась 15 сортами мандариновых и апельсиновых деревьев, несколькими видами эвкалиптов и хлопка, лотосом, индиго, японской хурмой.
Павел Егорович Татаринов на свои средства совершает путешествия в страны Южной Америки и Средиземноморья, завозит оттуда 45 видов агав, 49 видов пальм, 150 видов хвойных и ряд других субтропических растений. В опытные работы станции были включены сельскохозяйственные культуры.
За период своего пребывания директором станции и ботанического сада Татаринов интродуцирует большое число растений, выводит новый сорт пшеницы».
(1)
В советское время Сухумский ботанический сад и станция привлекли к себе заслуженное внимание. Развитие сельскохозяйственного растениеводства спровоцировало интерес к возможностям советского юга. В 1926 году в Абхазии в результате усилий академика Н. И. Вавилова и председателя ЦИК Абхазской АССР Н. А. Лакоба организовалось Сухумское отделение Всесоюзного института растениеводства, в дальнейшем несколько раз преобразованное не только в организационном плане, но и в отношении количества площадей.
Активная работа советских абхазских ученых привела к возникновению в СССР субтропического сельского хозяйства. Небольшое начинание гарнизонного врача переросло в крупномасштабную культивацию растений из Юго-Восточной Азии, Средиземноморья, Австралии, Южной и Северной Америки.
Из австралийских эмигрантов прижились эвкалипт, калистемон и акация серебристая (мимоза). Среди представителей флоры Юго-Восточной Азии можно назвать криптомерию японскую, чай, бамбук, коричник камфорный, ложнокамфарный лавр, лаковое дерево, японскую веерную пальму, глицинию. Флору Средиземноморья представляют олеандр, каменный и пробковый дуб, сосна итальянская, хамеропс низкий. Из Южной Америки приехали фейхоа и пальма юбея. Из Северной Америки - бутия, кария, секвойя вечнозеленая, кипарис крупноплодный, пальма сабаль, вашингтония, робиния ложноакациевая. (2)
Непосредственно демонстрационная часть Сухумского ботанического сада постепенно приобрела значение как туристический и досуговый объект. Сказочный южный вечнозеленый сад стал местом паломничества миллионов советских туристов.
Переломным моментом в истории Сухумского ботанического сада, как и в жизни большинства жителей Абхазии стала грузино-абхазская война 1992 – 1993 годов.
Сложно подсчитать, сколько разнокалиберных снарядов разорвались на территории парка, но специалисты подсчитали ущерб, нанесенный его коллекции. И эти общеизвестные данные никого не могут оставить равнодушными. Довоенная коллекция растений насчитывала около 5000 видов растений со всего мира, в том числе 350 видов оранжерейных, 50 видов водных растений, 1500 видов деревьев и кустарников. Во время войны были утрачены 30 % древесно-кустарниковых форм, 80—85 % травянистых растений, 100 % собственных сортов цветочных культур, 90—95 % растений закрытого грунта. (3)
Для сада более чем со стопятидесятилетней историей это колоссальные потери.
Кроме того, в результате боевых действий пострадали постройки сада, была уничтожена материально-техническая база научных исследований, прекратились полевые экспедиционные работы, было почти полностью разрушено оранжерейное хозяйство, во многом прервались коммуникации с бывшими партнерами.
Война в Абхазии повлияла на жизнь республики в целом, резко упал уровень жизни, были практически разрушены многие отрасли народного хозяйства, закрыто большинство предприятий. Главным вопросом для населения стал вопрос выживания и приобретения средств пропитания. В таких условиях нечего было и думать о восстановлении столь сложного и дорогостоящего объекта, как ботанический сад. Но и тогда, как и в середине XIX века, нашлись энтузиасты ботанического дела. В трудной обстановке, практически при отсутствии финансирования коллектив специалистов начал восстанавливать утраченные сокровища флоры. Часть растений требовала кропотливого ручного труда и заботы. Иные невозможно было восстановить вовсе. Особую тревогу сотрудников вызывала судьба коллекций водных и оранжерейных растений, требовавших не только теплоты человеческих рук, но и особых условий содержания.
Популяции многих видов водных растений на сегодняшний день практически полностью восстановлены и радуют взгляд гостей парка своей живописностью на очаровательных, рукотворных прудиках, скрывающихся в густых зеленых зарослях. Хуже обстоят дела с оранжерейными растениями, содержание которых требует немалых затрат и ресурсов.
Но коллектив сада надеется, что все трудности удастся преодолеть. Тем более, что жизнь постепенно входит в свое нормальное русло. Ведется научная работа, восстанавливаются утраченные контакты, осуществляются экспедиции. За последние несколько лет благодаря экспедициям в Японию, на Тайвань и в страны Европы коллекция растений ботанического сада существенно пополнилась.
Кроме научных изысканий сотрудниками ведутся и работы по поддержанию сада в порядке. На первый взгляд может показаться, что все растения на юге растут сами по себе, но это, конечно, не так. Как и в обычном саду здесь всегда есть чем заняться рачительному хозяину: обрезка и другой уход за растениями, облагораживание территории, посадка новых видов. Обычно этим занимаются в зимний и весенний сезон. Сад готовится к приему гостей!

1. http://www.docme.ru/doc/20435/pavel-egorovich-tatarinov--1833-1905
2. http://gulripsh.org/cult/sights.php?ID=28
3. http://apsnyteka.org/1152-ayba_g_sukhumsky_botanichesky_sad.html
4. http://apsnyteka.org/1152-ayba_g_sukhumsky_botanichesky_sad.html


Tags: Абхазия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments