tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Либеральное воспитание поощряет одичание или разнузданный праздник разнообразия



Ни для кого не секрет, что детей воспитывают взрослые, но какими методами и какие взрослые – вопрос открытый.
В то же время очевидно, что воспитание целых поколений определенным образом – это рабочий способ формирования определенного общества. Поэтому стоит внимательней присмотреться, что сегодня происходит в современной педагогике.

Наверняка проблема методов воспитания так или иначе касается всех: и специалистов, и родителей, и бабушек-дедушек, и даже соседей, наблюдающих процесс взросления ребенка, проживающего за стеной, во всем многообразии проявлений.
С теми или иными оговорками можно сказать, что процесс воспитания в последние десятилетия стремительно либерализуется. Под термином «либерализация» здесь с одной стороны понимается все возрастающее количество методик, подходов, взглядов, приемов, якобы дающих отличный развивающий и воспитывающий результат. Однако надо отметить, что при этом упускается из виду или намеренно игнорируется то, что многообразные методы воспитания часто идут вразрез с базовыми научными знаниями о физиологическом и психическом развитии ребенка, становлении его личности.
С другой стороны, набирает популярность точка зрения, что ребенка вообще не надо воспитывать в общепринятом смысле слова. Ребенком не надо руководить, не надо прививать ему понятия о плохом и хорошем, не надо требовать выполнения дисциплинарных норм, не надо воспитывать выдержку и умение преодолевать сложности, нельзя и даже вредно использовать запреты, нельзя настаивать на определенной трудовой или обучающей активности. Обосновывается подобная позиция чаще всего тем, что мир многообразен и не стоит заранее программировать ребенка, лишая его права выбора собственной траектории развития. Но при том, что либерализация касается не только детства, а и вообще всех базовых социальных институтов, нравственных норм, культурных матриц, становится непонятно, на основании чего человек должен делать свой выбор. И это чревато серьезными последствиями для всего общества.
Эту проблему можно рассматривать с разных ракурсов, но для начала необходимо еще раз отчетливо озвучить классическую позицию воспитательного процесса.
На основании ПРЕДСТАВЛЕНИЯ о РАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, и об УСЛОВИЯХ ее СОХРАНЕНИЯ ОБЩЕСТВО, СПЕЦИАЛИСТЫ и РОДИТЕЛИ с ЛЮБОВЬЮ, а также с УЧЕТОМ БАЗОВЫХ ЗАКОНОВ РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА, ВООРУЖИВШИСЬ НАУЧНО ОБОСНОВАННЫМИ МЕТОДАМИ, РЕГУЛЯРНО и ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО ФОРМИРУЮТ ЛИЧНОСТЬ, имеющую все шансы стать успешной в будущем, преумножить и передать наследие предков потомкам.
Изъятие из этой формулы любого звена, полностью искажает смысл и результат воспитания, вплоть до патологических процессов, не позволяющих сформироваться целостной, продуктивной личности, что в массовом масштабе может привести и уже приводит к разложению человеческого общества вообще. К сожалению, сегодня под ударом находятся все звенья формулы воспитания.
И первое, о чем приходится сразу услышать – это то, что человечество утратило ныне или никогда не обладало повсеместной гомогенностью, на которой могли бы быть построены хотя бы какие-то представления об общих законах развития цивилизации. Действительно, этот вопрос очень сложен. Но для первоначального ориентира можно ограничится повторением высказывания психолога с мировым именем Э. Эриксона о том, что вполне возможен «перечень ценных качеств, которые эволюция заложила как в базальный план стадий жизни, так и в базальный план институтов человека». Так же за точку отсчета можно принять слова того же Эриксона о том, «что все социальные институты кодифицируют этику производящей преемственности». Разумеется, в различных общностях существуют различные социальные институты и традиционные матрицы поведения, но все они сохраняют эту общую направленность на сохранение и продолжение рода человеческого. И именно поэтому любое переформатирование в данной сфере должно быть очень и очень сильно обдумано.
Что же на практике? А на практике – праздник разнообразия – усыновление в однополые семьи, гендер, секспросвет, пропаганда девиаций (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры, БДСМ), дрэг-квины, эвтаназия, людоедство. И все это происходит под защитой воинственной толерантности, в данном случае отказывающей в праве на существование иной позиции, при очень слабом или отсутствующем сопротивлении со стороны общества, специалистов и родителей.
Нельзя не признать, что положение родителей в современном мире сильно усложнилось. Общество в условиях атаки на традиционные ценности, все слабее транслирует нормативное поведение и почти не оказывает воспитательное воздействие на подрастающие поколения. Дошкольные воспитательные учреждения и различные образовательные учреждения не заинтересованы и уже не в состоянии обеспечить серьезный уровень воспитательных подходов. Проще говоря, никому до чужих детей нет дела, вся ответственность по воспитанию ребенка полностью ложится на плечи родителей.
А для родителей одной любви и искреннего желания добра своему ребенку просто ничтожно мало. Те, кто говорят, что ребенка можно воспитывать на одном материнском инстинкте и интуиции, уподобляются герою песни Владимира Высоцкого, который «крикнул из ветвей: «жираф большой, ему видней».
Незнание родителями научных основ становления личности позволяет вместо подлинных и сложных представлений о процессе воспитания подсунуть неадекватные методы, которые приносят вред.
Вред приносит убеждение, что ребенок с младенчества имеет полное право на самоопределение по любым вопросам, начиная от выбора пищи и заканчивая произвольным определением своей половой принадлежности. Вред приносит гиперопека, ограждение от любых испытаний и чрезмерная забота. А ожидание, что полное развитие всех заложенных талантов произойдет без тонкого направляющего воздействия в итоге приведет к полному и вечному погребению этих талантов под детскими капризами.
Как вы, например, отнесетесь к словам специалиста о том, что ребенка не нужно воспитывать в рамках определенной культурной традиции (читай никакой), зная в то же время, что у младенца от рождения нет таких же полных инстинктивных форм поведения, какие присущи животным?
Или как нужно относиться к требованию демонстративно нивелировать половые различия в детском саду, зная, что морфология тела во многом влияет на психику и даже на восприятие мира мальчиками и девочками?
Разумеется, вы подумаете, что становлению вашего ребенка хотят намеренно навредить или что этот специалист — вовсе не специалист, а недоучка и глупец.
Но ведь подобные рекомендации даются и доверчиво воспринимаются повсеместно!
В результате родители либо не видят, что за кажущейся нормой скрываются глубокие отклонения, либо пасуют перед массой накопившихся очевидных проблем. Мама, несущая за своим великовозрастным чадом портфель, в то время как чадо вызывающе себя ведет по отношению к окружающим взрослым или отрешенно зевает по сторонам, вяло шкрябая ногами по асфальту – это просто-таки лакмусовая бумажка состояния дел в воспитательной сфере.
«Ну и что, — могут возразить приверженцы либерального воспитания. — Повзрослеет, и все встанет на свои места».
Нет, не встанет. Если взаимодействие родителей и социума с ребенком в самом раннем детстве пошло не так, как необходимо, то для ребенка есть риск потерпеть фиаско при формировании личности, и результаты этого будут преследовать его всю жизнь.
Физиология и психология младенца имеют некоторые особенности помимо очевидных. Это высокая эмоциональная неустойчивость, обострённая восприимчивость, быстрое распространение возбуждения из одной зоны мозга в другие, преобладание процессов возбуждения над процессами торможения и невозможность в следствие этого концентрации внимания на длительное время. Дополняет сложность картины, как уже было отмечено, отсутствие у ребенка при появлении на свет готовых предзаложенных форм поведения, не обусловленных строением тела. На первый взгляд осуществление в такой ситуации какого-либо воспитательного воздействия может показаться практически невозможным.
Ребенок производит впечатление неуправляемой, стихийной силы. Но это не так. Для того чтобы выжить ребенок нуждается в ориентирах, и все его особенности очень хорошо подходят именно для получения этих ориентиров и усвоения перспективных форм поведения.



С самого рождения ребенок взаимодействует с матерью, которая удовлетворяет его потребности. Ребенок формирует запрос, а мать вместе с ответом на этот запрос демонстрирует ему привычную форму поведения. Терпение, забота и любовь матери, ее правильные действия и отлаженное взаимное функционирование позволяет ребенку безболезненно преодолеть все трудности становления и составляет основу нормального развития ребенка. Постепенно устраняется дисбаланс процессов возбуждения и торможения, вместо внешних материнских форм контроля формируются сознательные формы самоконтроля. Начинается формирование высших психических функций по Выготскому.
И здесь невозможно переоценить значение семьи и социума: «...Всякая функция в культурном развитии ребёнка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва социальном, потом — психологическом, сперва между людьми как категория интерпсихическая, затем внутри ребёнка как категория интрапсихическая. Это относится одинаково к произвольному вниманию, к логической памяти, к образованию понятий, к развитию воли».
Разумеется, на этом процесс формирования личности не заканчивается, но уже все сказанное опровергает постулат либерального воспитания, о том, что ребенок прекрасно повзрослеет и без внешнего воздействия. На самом деле без воздействия со стороны внешних по отношению к ребенку социальных сил, без наличия проверенных временем культурных традиций, его становление столкнётся с непреодолимой преградой.
Дети лишенные помощи родителей и социума в своем взрослении приобретают расхожие ярлыки отстающих, гиперактивных, невнимательных, оказываются за бортом всех достижений человеческой культуры, попадают в ситуацию беспомощности перед жизненными вызовами.
Подростки проявляют презрение ко всем общепринятым нормам и ценностям, демонстрируют эгоцентризм, невнимательность, опаздывают, не могут совершать длительные трудовые усилия, не могут ставить и достигать целей, не могут просчитывать шаги, не контролируют ситуацию. Внешне они могут быть словно отрешены, безвольны, информационный обмен с реальностью заторможен, они плохо реагируют на внешние раздражители и проблемные ситуации.
У детей, чьи родители не смогли обеспечить передачу культурных ценностей, страдает и эмоциональное развитие, не развито чувство прекрасного. Усугубляется проблема и тем, что детский сад и школа так же не передают ребенку то, что человеческая культура накопила за тысячелетия своего становления. А без этого никакие психологические техники не способны избыть в маленьком человеке агрессивное поведение. И еще более усугубляется ситуация тем, что популярные средства передачи информации транслируют детям совершенно антикультурные и паталогические примеры поведения.



Все чаще чудовищные образы девушек из соцсетей с накачанными губами и забором вместо бровей можно встретить и в реальности. Прискорбно понимать, что чрезмерно накачанные губы – это даже не вызов, это отсутствие чувства прекрасного.
Точно так же отсутствием чувства прекрасного можно объяснить восхищение молодых людей распущенной пластикой танцовщицы на шесте в ночном клубе и их полное непонимание творчества гораздо более пластичной и вдохновенной Майи Плисецкой.
Сторонники «разнообразия» и толерантности могут возразить, что девушкам и молодым людям нравится именно это, а о вкусах не спорят. Но их точка зрения не может отменить того, что чувство прекрасного с необходимостью должно быть когда-то и кем-то привито.
На это отличительное свойство человека указывал еще Карл Маркс в своих «Экономическо-философских рукописях 1844 года»:
«Ясно, что человеческий глаз воспринимает и наслаждается иначе, чем грубый нечеловеческий глаз, человеческое ухо – иначе, чем грубое, неразвитое ухо, и т.д».
И далее:
«…только музыка пробуждает музыкальное чувство человека; для немузыкального уха самая прекрасная музыка не имеет никакого смысла, она для него не является предметом, потому что мой предмет может быть только утверждением одной из моих сущностных сил, следовательно, он может существовать для меня только так, как существует для себя моя сущностная сила в качестве субъективной способности, потому что смысл какого-нибудь предмета для меня (он имеет смысл лишь для соответствующего ему чувства) простирается ровно настолько, насколько простирается мое чувство».
Таким образом, чувства молодых людей настолько слабо развиты, что они не могут дотянуться до красоты Плисецкой.
Разумеется, все эти проблемы можно отнести на счет незнания или личных качеств родителей и воспитателей.
Но кроме ошибок, совершаемых по незнанию и слабости, явным образом существуют общемировые тренды изменения подхода к человеку. Так словно признана необходимость изменить человека коренным образом и вопреки потребности человека в полноценном развитии личности и всех его задатков и способностей.
Кем реализуется эта необходимость – это отдельный вопрос.
Удивляет при этом поведение специалистов-педагогов. Неужели в РГПУ им. А. И. Герцена, сотрудничающем с Центром независимых социологических исследований (ЦНСИ) и устраивающем конференции с диким названием «Праздник разнообразия: геи, лесбиянки, транссексуалы, БДСМ», не понимают, что за предлагаемым «разнообразием» стоит фактическое разрушение человека?
Как могут педагоги не понимать, что подобное разнообразие и толерантность - это оружие и что, как правильно отметил Тони Зиверт в газете «Суть времени»: «В конечном счете это война за свое понимание человека».
Как могут педагоги пропагандировать либеральное воспитание, если, присмотревшись внимательно в нем можно увидеть явное одичание человека. То есть становится ясно, что война идет не за «свое понимание человека», а за человека вообще!
На философском уровне эта война разворачивается в серьезнейшую проблему.
«Есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема - проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить,- значит ответить на фундаментальный вопрос философии». - Написал когда-то Альбер Камю в «Миф о Сизифе эссе об абсурде».
Сейчас все стало гораздо хуже, и решается другой вопрос: стоит или не стоит человек, такой какой он есть сегодня на своем эволюционном уровне того, чтобы быть…
И речь не идет о том, что какие-то «нехорошие дяди» сбросят бомбу или запустят вирус, и человечество вымрет. Речь о том, что человечество продолжит свое существование, а вот человек очень незаметно и медленно так изменит свое содержание, что в нынешнем понимании его не будет.
Возможно, такое предположение является чересчур радикальным, но ведь те, кто считает, что человек сегодняшний должен быть демонтирован и верит, что это практически осуществимо, уже вышли на тропу войны. А, значит, либо они победят, и сумеют привнести в наш мир самые гротескно-либероидно-толерантные формы, либо мы включимся в борьбу и сохраним за человеком разумным право и возможность совершенствоваться и развиваться.

Tags: Маркс, Эриксон, воспитание, западные ценности, культура, культурная война, психология, расчеловечивание, социальная война
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments