tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Задорнов: И все-таки я считаю, что идеи коммунизма – это самые высокие идеи. Без купюр



Интервью Михаила Задорнова каналу "Красная Линия". 2016 год. Полная версия, никем не интерпретированная.

- Последние года три на ваших концертах вы перестали смеяться вместе с залом. Это обманчивое впечатление?
- Я не анализировал, не могу ответить на этот вопрос. Может быть вполне, потому что вообще градус грусти прибавился, конечно. От того, что творится вокруг, самому смеяться не хочется. Но других посмешить – еще ладно, а самому совсем неохота.
- Ну, смех защитная реакция организма же. Вы сами говорили, что если не смеяться, то выживать как-то сложно получается.
- Организму трудно приказывать смеяться. Нельзя заневолить организм в этом смысле. Я сам вообще легко откликаюсь на юмор. Когда другие шутят, я смеюсь до сих пор.
- Власть наша живет в параллельном мире от нас, и когда она с нами не пересекается, то как бы и хорошо. Как только они начинают с нами пересекаться, людям не особенно хорошо это ощущать. И в принципе, как показывает практика, их можно обвинять, их можно критиковать, все что угодно с ними можно делать, они на это вообще не реагируют. Но когда их начинаешь высмеивать, когда над ними начинаешь смеяться, они очень болезненно к этому относятся.
- Это не совсем так. Я над властью шучу давно. И с тех пор как я перестал работать с Первым, со вторым и с большими каналами, которые вырезают практически все опасные шутки и ушел на РЕН ТВ, острые шутки стали сохраняться. Ни разу я от власти не получал никаких «обидок». Ни разу не получал замечаний.
У меня другая философия. Власть… Это у нас называется «свобода слова». Можешь свободно говорить все что хочешь, а власть может свободно не слушать, что не хочет слушать. Вообще свобода слова – это придуманное понятие, она никому не нужна, эта свобода. Она создает впечатление, что ты живешь в свободном обществе. Я вообще считаю, что свобода слова – это очень лицемерное и надуманное понятие, оно нужно демократам, потому что все равно демократия – это власть торговцев. Им нужно заткнуть пасть народу каким-нибудь хорошим словосочетанием. И вот тупым американцам навсегда заткнули пасть, они думают, что раз у них есть свобода слова, то они свободные люди. Это большая разница. У нас в России, кстати, свободы слова гораздо больше, чем в любой другой стране. Вы попробуйте в Латвии пошутить так над властью, как я, допустим, пошучу здесь над нашим, скажем, правительством. Всё – вас сразу заберут, потому что вы «пособник террористов». Там такие законы вышли, что кто шутит над властью, того вроде можно к террористам приравнять. Вон Газманова за песню не пустили, а у нас этих стендаперов украинских? Да приезжайте работайте, если вас только не прибьют на сцене сами зрители… И никогда никто мне не говорил про это… Кроме того, у меня есть передача на Юмор ФМ «Неформат с Михаилом Задорновым», два часа в прямом эфире. Все что хочу, все то и говорю! И никто ни разу не сделал замечания даже хозяевам Юмор ФМ. У нас есть боязнь самих торгашей, продюсеров так называемых за то, что их лишат - вот это позорное слово – контента, что у них отнимут лицензию и их бабок лишат. И поэтому если в советское время была искренняя, честная цензура, мол вот это нельзя, это нельзя, нормально, по-чесноку, то теперь говорят, у нас свобода слова, демократия, а сами торгаши боятся и сами стали цензорами. Фальшивые демократы такие.
- Может им просто безразлично, я сейчас не про торгашей, а про власть.
- Власти безразлично, что говорят, ну вот допустим моя ситуация, им, конечно, безразлично, что я говорю, почему? Потому что я на их деньги не наезжаю. Вот если бы я копал под их бабки, вот тут началось бы по-другому. Ну шути ты сколько хочешь, от этого у нас не убудет. Вон я сколько про Мутко говорю, и чего? Он новые и новые бабки выбивает для новых успехов. И каждый раз должен говорить, у нас будут успехи необычайные, только нам еще нужны бабки на эти успехи. И вот я все это говорю в эфире, но никто не обижается. Им пофиг дым это все!
- А какая шутка властей вас последнее время рассмешила? Они же тоже шутят, сами того не ведая может быть.
- В мэрии появилось выражение новое: Дальнейших Вам творческих узбеков.
- Ну такая спорная шутка-то.
- Ну тоже, не такая уж она и веселая. Я по-другому говорю, бандиты в Москве теперь стали говорить не «мы тебя в асфальт укатаем», а «мы тебя плиткой укроем» (улыбается).
- Михаил Николаевич, Ваш дед дворянин, отец – великий писатель. Как так получилось, что по большому счету, как вот у нас принято у либеральной интеллигенции, если кто-то в семье отсидел, подвергся репрессиям, как сейчас говорят, да, то в принципе народ озлобляется и понимает, что он должен бороться с этой властью, он должен бороться с этим режимом, он должен занять позицию неприятия этого всего. А люди действительно талантливые, они эту позицию не занимают даже если кто-то сидел.
- Они выше этого, конечно, ведь это мой дед сидел, а я должен против власти бороться? Это эгоизм вообще-то. Это недоразвитие. Это слабоумие. Я никогда не расценивал наше государство с точки зрения моего заработка. Мои заработки стали во много раз выше, когда рухнул Советский Союз, но это не значит, что я считаю, что он должен был разрушиться.
- А вы с отцом о Сталине говорили?
- Отец к сталинскому периоду относился неоднозначно, как теперь модно говорить. Он считал, что в этот период было очень много хорошего заложено в Советское государство. И я до сих пор так же считаю. Более того, мне даже по сердцу было услышать одного министра образования, что она намекнула очень мягонько на советские времена, в положительном смысле слова. Ливанов бы этого не смог сделать. Он трус-менеджер. Он ждет, когда ему спустят его мнение сверху. А у этой женщины свое мнение оказалось. Я считаю, что при Сталине было самое главное, вот что правильно, ценили трудового человека, трудящегося. И когда я садился в семь утра в трамвай, чтобы доехать до дизельного завода, где я работал, в трамвай трудно было сесть. А теперь в семь утра… трудяг-то нет. Сплошные менеджеры, вот эти пацанчики. То есть люди без профессии. Сегодня ценятся бизнесмены, буржуазное мышление, при Сталине буржуазное мышление изничтожалось, может быть не так надо было изничтожать его… И все-таки я считаю, что идеи коммунизма – это самые высокие идеи, которые существуют, но человек категорически к ним не готов. И не готов он настолько генетически изнутри, живя в мире потребления и все еще зараженный буржуазным мышлением, что никакой революцией здесь сделать ничего невозможно. А вот чтоб идеи коммунизма не были забыты и когда-нибудь проросли в как можно большем количестве наших людей, вот этому делу я хотел бы помочь.
- А как это сделать?
- Вот как мы с Вами сидим, разговариваем объяснять им, что трудовой человек должен цениться. У Иосифа Виссарионовича не было алмазов, яхт, не было коттеджей на Рублевском шоссе, у него не было ничего. Два сюртука осталось, семь трубок… Вот мне милее всего, что в советское время, и в нашей юности тоже, мы не смотрели у кого чего больше. Дружили, когда интересно и любили, когда влюблялись, за стихи, а не за дорогой ресторан. И вот это все пропало! Слова честь, достоинство считаются сегодня устаревшими, отсталыми. Они ж негодяи, нечисть, вот это все, либералы сегодняшние. Это же все уничтожает наш род, уничтожает честь, достоинство, гордость за народ. И практически единственные кто, берегут эти понятия – это сегодня в КПРФ, кто не стесняется этих слов.
- Про либеральную интеллигенцию замечательно Дмитрий Сергеевич Лихачев сказал. Ему сказали, мол вы же как представитель либеральной интеллигенции… он ответил: Деточка, ну какой же я либеральный интеллигент, у меня профессия есть.
- Вообще по-настоящему либерал – я. Потому что у меня есть свое мнение. А когда сегодняшние либералы повторяют то, что говорят на Западе, они не либералы, они – служки. Они просто такой лейбл на себя повесили, бренд такой себе придумали. Вот поэтому мне хочется и познакомить молодых людей с тем, что было в советское время, что шло от научного коммунизма. Например, очень важный тезис. Сегодня вот выборы, чего они только не придумывают. У каждого: улучшим социальные условия. А как ты это будешь делать? За счет чего? Ты вернешь свои бабки из офшора и будешь улучшать? Они ж не говорят, это лапша на уши. Я придумал для них новое слово «выборотень». Сплошные выборотни. На плакатах рожи их, они все одинаковые. Все одинаково лоснятся от одного и того же парфюма, у них одни и те же имиджмейкеры, то есть своих мыслей, значит, нет… А в советское время очень просто. От каждого по способности, каждому по труду… Вот, наверное, я бы мечтал, если бы умел мечтать нереально, чтобы к нам вернулись эти времена…
- Мне очень интересно, как Михаил Николаевич относится к слову «толерантность».
- К пи…сам что ли?
- Нет, почему? Толерантность!
- Для меня это одно и то же. Толерантность – это лицемерие. Вместо того, чтобы сказать «лицемерный», говорят «толерантный». И не известно, негодяй он, сволочь, злыдень или положительный человек. Вообще эти иностранные слова, они все, чтобы затуманить мозг людям. Это вирусы, попавшие в программу нашего развития. Потому что, когда говорят, «человек креативный», [это значит] «творческий». Творец нас создал, а не креативщик. Творец – это от души, а креативщик – за деньги. [креативщик] нас не мог скреативить, каждой твари по паре… Это туманные слова, не известно, что это такое. Медведев недавно говорит: нам нужен новый контент образования. Какой контент?? Нам программа нужна образовательная, а не контент! За контент отвечать не надо, потому что не известно, что это такое. Так же и толерантность… Талейран был такой генерал у Наполеона, был лицемерней всех, поэтому дольше всех жил, потому что всегда приспосабливался (смеется). Хотя «толерантность» слово из латыни пошло, и означает «приспособленчество», но Западу это очень нужно сейчас при их негодяйствах. По существу, Запад – это нечисть, которая распространяется и на нас. Что ни фильм, то гадость. Что ни литературное произведение, то нечисть. У нас не было этой бесовщины. У нас в музеях не стояли рамки безопасности. У нас не было порнографии, у нас не было казино, у нас не было наркотиков, СПИДа не было. Все пришло с Запада, все оттуда к нам привалило. Ну как не возвращаться… Я не хочу, чтобы все вернулось из Советского Союза. Например, стоматологию я не хочу, я не хочу много чего, снова чтобы не было туалетной бумаги, а газеты лежали в туалете, не хочу, чтоб один сорт кефира был.
- Ну кстати про газеты, самая читающая нация же была…
- Была, да. А сейчас самая читающая РЭП нация в мире. Я думаю, что далеко не все… но, какие-то умы могли бы отсортировать, что из советского времени, из прошлого надо взять. Кто плюёт в прошлое, того казнит будущее. Не все, но что-то, я же в свою жизнь взял многое, у меня библиотека дома замечательная, это же из прошлого пришло.
- Мы упомянули образование, одна из самых Ваших таких, больных тем, как Вам кажется с отставкой Ливанова что-нибудь изменится?
- Да. Женщина… у нее в родовой памяти, заботиться о детях. И вот это ощущение, что она должна их защищать, оно может спасти. Мне нравится эта женщина… теперь бы еще на спорт женщину назначить.
- Так это тогда если президент женщина, это шоколадно получится?
- Не потянет, структурирования мышления не хватит. Женщина не может структурировать.
- На Вас обидятся феминистки.
- Пожалуйста! Толерантки? Пускай идут на гей-парады и лесбиянские. В первый раз что ли на меня обижаться… Все, кто на меня обижается, они болеть начинают.
- Поговорим про мой любимый телевизор. 31 декабря 1991 года Михаил Николаевич Задорнов обратился к россиянам с новогодним обращением до того, как это сделал Борис Николаевич.
- И испортил все будущее стране (смеется).
- Вот я хотел спросить, вы себя ощущаете причастным? Это что было вообще?
- Случайность. Но случайность – это всегда результат некоей закономерности. Тот бардак, который установился в эти годы, закончился вот этим моим вступлением к Новогоднему огоньку. Но так как он вышел в 12 часов, никому не подумалось, что это намек совершенно на другое был. И что это уже не Новогодний огонек, а Спасская башня. Прикол получился тот еще. Ну… сработало…
- Это было не единственное обращение Ваше…
- Ну это уже была пародия.
- А если сейчас появилась бы возможность обратиться? Тот Задорнов сильно бы отличался от Задорнова XXI века уже?
- Ну конечно (вздыхает), тем, что я сегодня не знаю, что сказать. Тогда все-таки были надежды. Я вообще Вам должен признаться, что это я сейчас сильно поменял взгляды, а тогда я был ельцинским человеком, я очень верил во все демократические преобразования.
- Так, а что ж произошло-то?
- Ну, я не такой дурак, чтоб верить в это долго, вот собственно и все. Просто я увидел… Когда я приехал первый раз в Америку, я был очарован Америкой и написал очерки «Прощай Америка» с такой комплиментарностью к ним, но прошло время, и я съездил второй раз, третий, и совершенно изменилось мое мнение, я понял, что это страна желтого дьявола. То, что писали Ильф и Петров по заданию Иосифа Виссарионовича Сталина. И классно написали. Кстати, Сталин сам прочитывал все произведения литературные. Оказалось, моему отцу - не партийному человеку - премию-то дал Сталин, прочитав его романы с подачи Фадеева. А редакторы боялись печатать, потому что там не было героев социалистического труда. Это роман о том, как русские заселяли Сибирь мирным путем, не уничтожая местных туземцев-индейцев, это же очень важно. Вон Вашингтон миллион уничтожил индейцев, будучи рэкетом просто. Потом ему (Вашингтону) пришло на ум: зачем я буду платить налоги Англии, когда можно, чтобы все платили мне. Никто в Америке об этом не пишет. Вот разница между американцами и нашими людьми. Наши православию обучали, при советской власти школы строили гольдам, нанайцам, нивхам. Сегодня Латвия, Литва, Эстония обижены на Советский Союз. Тысячи сельских школ были построены советской властью. Союз композиторов, театры, студии, журналы поэтические, журналы литературные… Ничего нет, ни литературы, ни поэзии, ничего. Есть слепое подражание Западу и еще гадить вот…
- Я с искренним удивлением увидел интервью с Раймондом Паулсом, который очень жестко осадил девочку-журналистку, сказав: а что вы имеете против латышских стрелков. Они были! И она отказывалась в это верить, потому что Латвия - это же суверенное демократическое государство, входящее в Евросоюз, а тут какие-то латышские стрелки, которые строили Советскую власть. И Паулс говорил, Вы мне поверьте, они были, причем они были самые жесткие и беспощадные, скажем оплот Советской власти тогда. И девочка сказала: я почитаю.
- Она не почитает. В Прибалтике этого не будет уже. В Финляндии она почитает. В Финляндии я выступал в Доме культуры имени Ленина недавно. И там памятник Ленину стоит. Финны благодарны Ленину, они независимость получили благодаря Ленину. Латвия, Литва и Эстония благодарны Ленину, они впервые в жизни получили независимость благодаря Ленину. Но они это все перечеркнули. Литва сегодня все время огрызается на Россию. Я гуляю в парке тут неподалеку утром. Идет дама наша, гламурняк такой с собачкой под мышкой, вот этой насекомоподобной собачкой. Навстречу мальчишка бежит и танк у него на дистанционке. Эта собачка из-под мышки лает, строит из себя сторожевого пса. И вдруг хозяйка отпускает ее на землю, она прижала хвост и заткнулась, она испугалась, у нее защиты нет. Вот это Литва. Поэтому они и историю корябают. Вот они говорят, Литовско-Польское княжество, но очень мало кто знает почему оно образовалось и было таким сильным. Знания потеряны. Дело в том, что, когда татаро-монголы пришли на Русь, многие русские князья ушли на запад, и Гедимин, основавший Литву был русским князем великим. Даже сама фамилия Гедимин – это русская фамилия.
- Ну только им об этом говорить не надо, от греха…
- Пускай послушают. Гедиминас это уже потом добавили. Большинство князей, поставивших Речь Посполитую были русские, отошедшие от татаро-монгол. Вот почему такая сильная держава образовалась. А потом в то время литовцы не очень разделяли себя с русскими. Когда тевтонцы, будучи крестоносцами и назвав себя уже новым орденом меченосцев, пришли снова нас поганить, литовцы с русскими объединились и с татарами и разгромили навсегда будущих натовцев, вот этих сук, падл.
- Тогда у нас интернационализм был.
- При чем не по указанию из Кремля.
- Вы упомянули о Финляндии и благодарности Ленину, и при всем при этом у нас последнее упоминание о Финляндии новостное – это памятная доска Маннергейму в Санкт-Петербурге.
- Ну опять вражда!
- А зачем это делают? Кому это выгодно?
- Это деньги приносит, на вражде легко делать деньги, прибыль, когда есть границы, когда можно разделить, порвать финансовые цепочки, выделить бабки… Но только очень одаренные могут на дружбе делать деньги. А таких пока маловато в мире.
- Что Вас раздражает в современном телевизоре?
- Все! Практически все. Новости нас все время пугают. Пугают, потому что человек в страхе становится рабом. Его легче погнать к правильной урне для правильного голосования тогда. Его легче закодировать. Но это не только у нас, это во всем мире так происходит. Причем мы еще не так боимся всего, как Запад. Ведь кто такие англичане, которые навязывают свою точку зрения? Жили бритты на своих островах, земледельцы, очень схожие с нами протославянами. Поэтому язык до сих пор у нас очень похож, корневая основа. Пришли кельты, воинственные, тоже близкие к нам народы. Изнасиловали женщин, убили мужчин и первый ген страха закрался в будущих англичан. Через семь веков пришли германские племена англосаксов, изнасиловали женщин, убили мужчин и принесли с собой второй ген страха. Потом пришли скандинавы, викинги – третий ген страха. Потом пришли уже норманны, Вильгельм завоеватель. Сегодняшние англичане – это четырежды изнасилованные местные жители. Вы посмотрите, для них страх, как для Карлсона варенье. Им Россия нужна для того, чтобы пугать самих себя. У них без этого циркуляция крови не работает. Что такое агрессивный человек? Это в первую очередь трус, который сам себя напугал. Американцы – это выходцы из англосаксов. Они боятся зомби. У них есть магазины, где продается оружие против зомби. Кто в России боится зомби? К нам тоже приходили, но мы всегда под задник давали, и они уходили. А там оставались.
- Нас сложнее напугать?
- Нас сложнее напугать. Да.
- Но тем не менее мы пугаемся, когда смотрим телевизор.
- На обывательском уровне. А вот таком, чтоб: Ой, Россия сейчас придет, нас завоюет, как англичане или как латыши верят, что Россия отнимет у них сейчас пол-Латвии, завтра дивизия Псковская, у нас все-таки такого нет. У нас вон взял летчик истребитель подлетел к натовскому на семь метров. А у них по инструкции нельзя. Тот испугался три дня лечился у психолога. У них не хватит психологов с нами воевать. А кроме того, я действительно считаю, что, если Шойгу выдаст нашей пехоте костюмы зомби, и они попрут на америкосов из окопов, войны уже не будет. Им всем лечиться придется.
- Это новости. А современное кино как Вам, сериальная продукция?
- Ой (вздыхает), скажу то, чего, наверно, нельзя говорить, но мне сериальная продукция больше нравится, чем голливудская.
- Да ладно! (Ведущий недоверчиво косится на мэтра)
- На НТВ хотя бы честные менты есть (улыбается). Это единственное место в России, где есть честный чиновник, хотя бы один. Я недавно позвонил генеральному НТВ, говорю, зачем в ментовских войнах последнего честного мента убили? Уже же надеяться больше не на что. Причем там бывают такие сюжеты, которые, честно говоря, интереснее, чем вот примитивные голливудские. Диалоги бывают гораздо более трогательные. У нас очень много талантливых людей и они не приспособлены… конечно «Игра престолов» – это технологии, это другой бюджет, это все совершенно другое. Но я эти сериалы западные перестаю смотреть, потому что сверхзадача у них одна – заработать бабки. И пошла тягомотина. Сериалы, конечно, это не искусство, но, когда пожилой человек (имею право говорить) приходит домой и не хочет знать ничего про Украину, и про Литву, и про Сирию, он включает ментовские войны, у него каждая серия хорошо заканчивается. и он спокойнее засыпает. Это отдушина. Не все, наверное, некоторые, но я уже просмотрел «Морские дьяволы», «Ментовские войны», «Провокатор». Там бывают хорошие актеры. Я просмотрел сериалы западные многие тоже, именно потому что у них очень хорошие актеры появляются в сериалах, в отличие от других фильмов голливудских. Мне это интересно (вздыхает).
- А вы обратили внимание, что на федеральных каналах сейчас все чаще появляются сериалы, которые снимают о советском времени?
- Да. Это значит людям надо! Они (продюсеры) же в гробу видали и советское время, и наше, они будут снимать то, что дает рейтинг и где реклама будет подороже. Значит рейтинг имеет эта тема. Вот и все, они ж торгаши. Они могут ненавидеть советскую власть, но, если на ней можно заработать… это, знаете, как евреи на Достоевском зарабатывают, он был антисемитом, а они его экранизируют, чтоб заработать денег на антисемите. Меня шоу раздражают до такой степени, что я их не смотрю, потому что я не люблю, когда у меня портится настроение. Шоу я считаю преступными, потому что они человека делают форматно мыслящим, оскудняют его мышление. И меня бесит то, что даже дети в «детском голосе» поют по-английски. Телевидение работает так, как будто там засели предатели России… и думаю, что так и есть. Потому что с одной стороны они должны подчиняться директивам Кремля, не предательским, а с другой все равно они нам навязывают иностранные слова, иностранные идеалы, а это беда… Российская беда не в Сирии и не в Евросоюзе, а внутри у нас здесь в стране. У кремлевских правителей не хватает образования, чтобы понять это. У них не хватает вот этой чуйки, вот этой страсти за свой род стоять. Родина от слова род.
- Может быть тоже все равно?
- Не думаю… Иногда у нашего президента что-то срабатывает, на уровне пацановском таком, но срабатывает во время разборок там на сходняках верхних. Сходняк у них саммит называется. Срабатывает и довольно иногда патриотично. Но вот это бы последовательно, этому придать некоторую закономерность, подоснову теоретическую, философскую. Вот что было в научном коммунизме. Была основа и теория Карла Маркса и надо молодым читать «Капитал», они должны знать, что такое прибавочная стоимость.
- Да где же им это читать, если у нас в школе в начальных классах Толкина проходят.
- Надо запретить Пушкина, и у них прорежется интерес к Пушкину. А сочинение писать «Человек-паук – ярчайший представитель нашего времени, мой любимый герой».
- У меня был взрыв мозга… когда мой мальчик маленький был, у него внеклассное чтение – это Лермонтов «Бородино», а в программу школьную входило в третьем классе наизусть разучивать стихи Башлачева.
- Я даже не знаю, что это…
- Есть такой наркоман, который песни пел под гитару. Я ничего не имею против Башлачева, играйте там, бога ради, но в третьем классе разучивать наизусть «Время колокольчиков», а Лермонтова можно и не заучивать, это, по-моему, за гранью добра и зла.
- Конечно, вот мне и хочется помочь, многие люди прислушиваются к моим словам, мне очень хочется этим людям помочь вернуть идеалы света, а не тьмы. Когда сегодня пишут в газетах, олигарх такой-то вывел в свет свою третью жену… Он не в свет, он во тьму вывел ее. Не надо путать тьму со светом. Так получилось, что бесы во всем мире поменяли плюс с минусом местами. И мы в это дело попали. В советское время мы сопротивлялись этому. Если сегодня посмотреть карикатуры Кукрыниксов, вообще диву даешься, как они НАТО изображали под пятой американцев. Грандиозно, я недавно в инстаграмме выложил эти карикатуры. Тогда я считал Кукрыниксов отсталыми, а сейчас я считаю, что они просто были продвинутыми сильно вперед. Вот чему бы я хотел помочь, почему я так и задружился с коммунистической партией. Вступать – это значит работать, а у меня нет времени работать, я и свое-то не знаю, когда успею. А я - человек ответственный, поэтому как-то сбоку припеку, но с пользой для дела.
- Помогайте нам!
- Да, cочту за счастье, за радость… Я понимаю прекрасно, что переворот никакой сейчас невозможен. Кровавых быть не должно, а мирным путем невозможно перейти. Все равно посчитают в урнах так, как им надо, в любом случае. Но и люди не готовы, они закодированы против коммунистов очень многие. Вот хотя бы часть раскодировать бы… Ведь поле надо засеивать, чтоб оно потом когда-нибудь проросло, а не блокировать. Вот, мне кажется, сейчас – время этими идеями засеивать наше поле, потому что свято место пусто не бывает, а оно сейчас пустое. Что ни программа партии, то пустышка, за исключением КПРФ, там хозяйственники, и я, например, действительно считаю, что надо электричество, воду газ, воздух, свет все бесплатно иметь в нашей стране. Мы страна рек. Торговлю надо национализировать. Мы не можем подчиняться олигархам. Конечно, без торговцев обойтись нельзя, но они должны подчиняться трудовым людям, а не наоборот. Нельзя жить так, как Вексельбергу с утра придет на ум и как он перетрет с президентом.
- А что бы вы молодежи пожелали? Которая еще аполитичная…
- Искать свое мнение, а не полагаться на чужое. Когда вам, молодые люди, что-то навязывают с экрана телевизора, в СМИ или в интернете, знайте – это уже вранье. Как только вам навязывают рекламу чего-то – это уже гадость. Рекламу картошке делать не надо, ее ели и будут есть. А фуа-гра надо рекламировать. Учитесь отличать правду от кривды. Умом это не понять, поэтому моя новая программа называется «Умом Россию никогда». Запад не может нас понять правильно, потому что мы часто поступаем по воле сердца. Слово воля на западный язык непереводимо. «Will» - это не «воля», а «freedom» - это свобода - это юридическое понятие. У них есть юридические понятия, но нет вот этих идущих от сердечности. Так же как у них нет слова подвиг, потому что это подвижение вперед. Но у них есть героизм, за что медали, бабки. Это у них есть. И вот я думаю, что они нас не могут понять умом, потому что сердечность нельзя оцифровать, а наши люди часто от сердца поступают. Это уникальное свойство сохранилось прежде всего у славянских народов, которые не признавали даже в те далекие времена рабства. У них были невольники, но не было рабов в том виде в котором они были в римской цивилизации в египетской. И вот я бы молодежи это все рассказывал-рассказывал и советовал, как можно больше ходить ко мне на лекции. Они бесплатные. Я за эти темы деньги не беру, потому что, если деньги брать значит это я наживаюсь, а не делюсь этим всем. «Дьявольски умен» есть выражение, но «дьявольски сердечен» сказать нельзя. Народ всегда точен. Мы не существовали так под дьяволом как западные цивилизации. Они всегда умнее нас, рациональнее нас, но всегда они, суки, приходят на нашу землю и нас называют агрессорами, мол, если бы мы не пришли, вы бы к нам пришли. Больше тысячи лет это происходит. Шведы, немцы французы, все прут и прут к нам.
- Исходя из названия вашей программы все-таки в Россию можно только верить?
- Да. Именно верить, потому что слово вера в древнем нашем языке означает «ведание ра». Ведание света солнечного. А в русском языке есть еще слово, которого не существует в западных языках солнышко, вот она, нежность к природе. Нельзя перевести на английский язык, вот они так и живут без солнышка.
- Побольше нам всем солнышка.
- Да прорастут наши идеи!

Tags: Известные деятели, СССР, деятели искусства, историческая правда, просоветски настроенные деятели культуры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments