tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Артем — живая легенда Донбасса

20 марта 1883 года в селе Глебово Курской губернии родился легендарный революционер, основатель Донецко-Криворожской республики Сергеев Федор Андреевич. Для всех он был просто «товарищ АРТЕМ».

В честь Артема названы улицы, города и шахты. А на Донбассе, на правом берегу Северского Донца, возвышается 22-метровый памятник. Первый и единственный памятник в мире революционеру в стиле кубизма.



Сергеев родился в крестьянской семье, отец работал строительным подрядчиком. С раннего возраста Федор проявлял интерес и прилежность к учебе, за что по окончании Екатеринославского реального училища в 1901 году награжден памятным подарком — книгой в роскошном переплете. Отец, Андрей Арефьевич Сергеев, возлагал большие надежды на Федора, так как старший брат, Егор, учился мало и без охоты. Поэтому отец отправляет Федора в столицу.

В сентябре 1901 года Федор был зачислен на механический факультет Императорского Московского высшего технического училища, ныне МГТУ им. Баумана. Его студенческая жизнь пришлась как раз на разгар событий, охвативших всю Россию. Этот период известен как студенческое движение 1899–1902 годов. Пик возмущений пришелся на 1901 год, когда по решению суда 183 студента за проведенную ими массовую сходку против произвола администрации Киевского университета были отправлены на 3 года в солдаты.

Эти события не могли обойти стороной Артема, уже вступившего в ряды Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Московские высшие учебные заведения решили выступить в поддержку своих товарищей из Киева. Демонстрация проходила в конце февраля 1902 года в центре Москвы. Сергеев был арестован и направлен в Яузский полицейский дом.

По приговору суда Артем оказывается в Воронежской тюрьме сроком на полгода. Это потрясение он воспринимает спокойно и даже с иронией. Во-первых, как подметил Артем, контингент заключенных оказался совсем не таким, каким он себе представлял. В основном, люди отбывали наказание за свои политические убеждения и были очень образованными и интеллигентными. Во-вторых, появилось очень много свободного времени, которое можно было посвятить чтению книг и расширению своих знаний. В-третьих, арест — это вроде визитной карточки члена РСДРП, ведь настоящий революционер обязан был пройти через царские тюрьмы. Сергеева также потрясла атмосфера, в которой находились заключенные. Они свободно дискутировали на разные темы, спорили, читали и играли в шахматы. Иногда даже удавалось пронести запрещенную литературу. Так, в тюрьму была тайно передана надзирателем газета «Искра» с передовицей «С чего начать?», автором которой являлся Ленин.

Впервые с нелегальной литературой Артем познакомился еще будучи учеником в реальном училище. Как-то на уроке одноклассник передал ему брошюру, предупредив о том, чтобы Артем прочел ее тайком от взрослых. Брошюра называлась «Царь-голод» и читалась она залпом и со жгучим интересом. Позднее Федор начинает посещать нелегальный марксистский кружок, состоявший из рабочих Брянского завода. Накануне сдачи экзаменов он принимает участие в первомайской демонстрации рабочих Екатеринославских заводов. Многих из людей, шедших в колоннах, Федор знал близко, так как часто бывал у них дома, помогая в учёбе своим одноклассникам.

Освободившись из тюрьмы и не имея возможности обучаться в России, Фёдор Андреевич по совету своей сестры Дарьи покидает Родину и едет в Женеву. Русская эмиграция в Женеве, как убедился Артем, вела жалкое существование и была зеркальным отображением тех мелких дрязг, которые происходили в кругах революционной интеллигенции. Поэтому оставаться в Женеве он не видел смысла. Определиться с дальнейшим маршрутом своего путешествия помогла случайность. В одном из кафе Артем заводит дружеские отношения с парижским студентом, таким же русским эмигрантом, как и он. В ходе беседы Федор узнает о существовании в Париже Русской Высшей школы общественных наук, созданной известными учеными-юристами Максимом Ковалевским и Юрием Гамбаровым. Почётным директором школы был знаменитый биолог Илья Ильич Мечников.

Осенью 1902 года Артем приезжает во Францию — родину революции, коммуны и якобинцев. В Париже все русские эмигранты поселяются в Латинском квартале, где можно было прожить всю жизнь и не знать ни слова по-французски. Квартал был заполнен русскими магазинами и ресторанами.

Сняв комнату у местного кожевника на бульваре Сан-Марсель, Артем обратился за помощью к русскому обществу помощи нуждающимся. Но, кроме как талонами бесплатного питания в столовой для эмигрантов, общество ничем помочь не смогло. Целеустремленного и закаленного трудом молодого революционера подобные трудности совсем не смутили.

Артем обращается к самому Ковалевскому, и его принимают в Русскую высшую школу естественных наук, снизив при этом до минимума вступительные формальности и освободив от платы за обучение. Он стал слушать лекции и погрузился с головой в науку.

Жизнь и учеба приводит молодого студента в дом Мечниковых, в котором он становится самым желанным гостем. Хотя политические взгляды Мечникова были совсем иными, Артем сумел завоевать симпатию профессора. Ни столько своими знаниями, сколько своей искренностью и самоотверженностью в отстаивании той идеи, в которую он верил. И это чувство Илье Ильичу было знакомо!

Огромную роль в жизни Артема сыграло близкое знакомство с Лениным. Оно произошло на лекции в высшей школе, где Владимир Ильич выступил с докладом «Марксистские взгляды на аграрный вопрос в Европе и России».

В это время в РСДРП на Донбассе возникла крайне сложная ситуация, требовавшая кардинального решения кадрового вопроса. Поэтому Артем по прямому поручению Ленина срочно выезжает в Россию. Ему пришлось бросить учебу в Высшей школе и, простившись с семьей Мечниковых, возвратиться в марте 1903 года на Родину.

Донесение

Помощника начальника

Волочисского отделения

Киевского жандармского полицейского управления

железных дорог

Департаменту полиции

15 марта 1903 г.

Секретно

Согласно циркуляру от 15 января сего года за № 400

Имею честь донести Департаменту полиции, что сего числа возвратился из-за границы по паспорту, выданному Екатеринославским губернатором 12 сентября 1902 года за № 1700, бывший студент Федор Андреевич Сергеев и направился в город Екатеринослав. При тщательном досмотре его багажа ничего предосудительного не обнаружено. Об изложенном мною вместе с сим сообщается начальнику Екатеринославского охранного отделения.

Ротмистр (подпись)

Революционная деятельность Артема закипела. В селе Фёдоровка Воскресенской волости Александровского уезда Екатеринославской губернии Сергеев создает первую в регионе крупную крестьянскую социал-демократическую организацию, с которой проводит первомайскую забастовку. Позже он переезжает в Екатеринослав (Днепропетровск). Работая на железной дороге помощником машиниста, Артем продолжает подпольную деятельность среди железнодорожников и горняков.

В Николаеве осенью 1904 года назначена отправка солдат на русско-японскую войну. РСДРП решает провести пикет протеста. На партийном собрании по подготовке демонстрации Артема арестовывают. И снова его бросают в тюрьму.

Из донесения

Николаевского охранного отделения

Николаевскому градоначальнику

22 ноября 1904 г.

Секретно.

Своевременно из агентурного источника стало известно, что члены Николаевского комитета (организации) Российской социал-демократической рабочей партии решили собраться на сходку с целью подготовки противоправительственной демонстрации и вызова там беспорядков в день призыва в г. Николаеве к мобилизации запасных чинов...

Для того, чтобы в случае ареста маскировать преступность сходки, было решено устроить ее вроде вечеринки: купить пива, закусок, конфет и принести гармошку и гитару, а при подходе полиции начать пляску (что и было выполнено)...

Из числа лиц, поименованных в прилагаемом при сем списке, до их задержания мне были известны... Сергеев Федор — пропагандист, приехавший в Николаев специально с целью пропаганды...

При этом имею честь доложить Вашему превосходительству, что такой многолюдной сходки в городе Николаеве еще не запомнят чины полиции. Это показывает, что дерзость неблагонадежного элемента уже начинает переходить бывшие здесь границы, и ввиду готовящихся беспорядков применения к сходочникам строгих мер в ограждении порядка и спокойствия крайне необходимо, так как в противном случае трудно поручиться за спокойствие во время предстоящей мобилизации, которая имеет много почвы для агитации и, как следствие последней, для возникновение беспорядков, имевших уже место во многих городах империи.

Поручик (подпись)

В 1905 году в Харькове постоянная слежка филеров охранки заставила Артема в совершенстве овладеть методами конспирации и перевоплощения, стать искусным актером. Виртуозный фокус с гримированием он провернул на лекции Павла Милюкова, политического деятеля, историка и публициста. Лекция проходила в зале губернской земской управы, где собралась вся харьковская буржуазная элита, от владельцев магазинов до начальника губернского жандармского управления. В разгар лекции Сергеев, хладнокровно попросив слово, вышел на сцену с речью. Закончив свою пламенную речь словами: «Да здравствует вооруженное восстание! Вся власть рабочим и крестьянам!», Артем просто «растворился» за кулисами. Охранка так и не смогла найти молодого студента с приклеенной бородкой.

Работая на заводе Гельферих-Саде в кузнечном цеху, Артем ведет пропаганду среди рабочих. Он также помогает в спорных вопросах с администрацией завода, так как хозяева нагло обкрадывали рабочих, занижая им зарплату, беря с них необоснованные штрафы. Поначалу, когда Артем только появился на заводе, рабочие с опаской и настороженностью относились к молодому интеллигентному студенту. Но тревога со временем пропала, да и как ей не пропасть, если этот интеллигент разделяет с народом всю тяжесть рабского непосильного труда и живет с ним одной жизнью.

Социал-демократы, тем временем, ведут подготовку к вооруженному восстанию. Революционная харьковская ячейка умудряется наладить кустарное производство ручных бомб — «македонок». Свозится оружие в тайник на «Сабурову дачу» — психиатрическую больницу на окраине города. Ведется активная пропаганда среди рабочих и солдат. Получается заручиться поддержкой Старобельского, Лебединского и части Луцкого полков. К моменту выступления уже бастовали заводы Шиманского, Аполчина, Берлизова, Мельгозе, Шпильберга и К°.

В 5 часов утра 12 декабря 1905 года в руки рабочих перешел завод Гельферих-Саде, где и разместился опорный пункт революционеров. Туда свозится оружие и боеприпасы, там же создается лазарет. К товарищам должен был присоединиться и Артем с солдатами, но произошло предательство. Ночью солдат этих полков разоружили и арестовали. Позже завод окружили казаки, расстреляв его в упор из артиллерийского орудия. Все старания Сергеева прорваться к Гельферих-Саде не увенчались успехом. Последующие дни в городе велись облавы и аресты. После краха восстания в Харькове было казнено и арестовано много людей.

Скрываясь на «Сабуровой даче» и переждав обыск, Артему удается покинуть Харьков. Он направляется в Петербург на явочную квартиру большевиков. Адрес Сергеев помнил на память, она находилась на «техноложке» (это название Технологического института по сей день так и закрепилось в обиходе ленинградцев). На пороге его встретил Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич. Тут же находился и Владимир Ильич Ленин.

На явочной квартире обсуждались и анализировались последние события, происшедшие в России. Велась дискуссия о предстоящем общепартийном съезде в Стокгольме. Разрабатывалась политическая стратегия и выбирались темы докладов.

В Швейцарию Артем отправился через Финляндию под фамилией Артамонов. Этот путь был выбран не случайно. Финляндия хоть и входила в состав Российской империи, но границы с Европой были открыты. Паспортный контроль был только формальностью.

Сам съезд для большевиков прошел в политической борьбе с меньшевиками. С самого начала подготовки к нему меньшевики всячески пытались ослабить позиции большевиков. Они представляли подставных делегатов, под разными предлогами не регистрировали представителей от большевиков. В итоге в Центральный комитет партии прошли лишь три большевика. Для большевиков это означало только одно — больше работы, больше усилий. Большевиков на дальнейшую борьбу вдохновлял Ленин. Как он позже скажет Артему перед поездкой на Урал: «Разных теоретиков и всяких заграничных литераторов у нас в избытке. Практиков, русских практиков — вот чего не хватает!».

Под конец съезда к Сергееву за помощью обратилась жена Свердлова Клавдия Тимофеевна Новгородцева. Она жаловалась на нехватку партийных организаторов на Урале. А Урал — это примерно половина всех горнорабочих России.

Путь лежал на Восток, за Волгу, где даже опытный путешественник терял голову от гигантских пространств России. Перед глазами Артема открывались новые края, но все же вокруг все было до боли знакомо. В нескольких верстах от больших многолюдных городов начиналась деревенская беспросветная глушь — разбойничьи леса, разбитые дороги, гнилые посады, облупившиеся старинные соборы, пьяные побоища, нищета и воровство. Промышленный «пирог» России был беззастенчиво поделен небольшой кучкой капиталистов. Фон Макк владел железными дорогами, Манташев — нефтью, Мальцов — пароходами, Морозов — текстилем. Урал, кузница России, был родовой вотчиной Демидовых, купивших себе заграницей титул князей Сан-Донато. Такой нищеты, как на Урале, Артем не видел нигде в России. Рабочий труд стоил в два, а то и в три раза дешевле. Крестьянин не мог бросить завод и уйти на землю, как могли сделать люди на Юге России. Буржуазия использовала такую специфику региона для получения максимальной прибыли.

На одном из подпольных собраний большевиков Сергеева снова арестовывают. Теперь уже надолго. Томясь в уральской тюрьме, он терпит издевательства и пытки со стороны охраны. Постоянные избиения и заключения в карцер подрывают его здоровье. Следствие длится целых три года. Его дело объединяют с событиями 1905 года и этапируют в Харьков. По решению суда Артема приговаривают к пожизненному поселению в Сибири.

В конце июля 1910 года Сергеев вместе с другими заключенными прибывает в село Шиманское Иркутской губернии. Жизнь в таежной глуши была однообразной и неторопливой. Счет календарных дней велся от рождества до пасхи, от пасхи до троицы, от троицы до успения. Мрачное и унылое существование часто тушило былой огонь в душах революционеров. Некоторые из них начинали пить, другие сходили с ума, бывали и случаи суицида. Эта безысходность подкрадывалась и к Артему. Он это чувствовал и, не желая смириться с участью, на которую обрёк его царский суд, решает бежать.

Получив перевод от сестры Дарьи в 15 рублей, под предлогом поиска работы в другом селе Сергеев покидает место ссылки. Пробираясь по непроходимой тайге, обходя селения, он выходит на железнодорожную станцию Маньчжурия. Забравшись тайком в вагон, он покидает Российскую империю. Китай сменяет Япония, а затем и Австралия.

Семь лет! Бурлящие февральские события в России Артема застают в Австралии. Проведя последний первомайский митинг в порту Дарвин, с прощальными пламенными словами Сергеев садится на пароход и покидает австралийский континент.

По дороге домой Артему удается отправить телеграмму в Харьков в надежде на то, что из его товарищей кто-то остался жив. Вот что он написал:

«Возвращаясь из Австралии, шлю привет товарищам и соратникам в борьбе за освобождение рабочего класса от всякого гнета и эксплуатации. Надеюсь скоро быть в вашей среде. С братским приветом — когда то Артем, а ныне Ф. А. Сергеев». 25 июня 1917 г.

После двухмесячной изнурительной дороги по России в июле 1917 года поезд Сергеева прибыл на южный вокзал Харькова. На тот самый вокзал, с которого семь лет назад его отправили в ссылку. Отыскав своих соратников в городе, Артем с огромным интересом изучает всю информацию о текущих делах в России. Из рассказов товарищей, а также из газет, он понимает, что большевики находятся в очень сложном положении. В Харькове правят меньшевики, появились украинские националисты, эсеры, анархисты, а из Киева буржуазная Центральная рада присылает свои универсалы.

С появлением Артема партия обрела боевой вид, большевики стали работать гораздо более активно и целеустремлённо, чем до этого. Самоотверженностью и энергией Артем заряжает своих товарищей. Развернутая по его инициативе компания по сбору средств на приобретение типографии быстро и эффективно решила задачу увеличения тиража большевистской газеты «Пролетарий».

10 июля 1917 года Сергеев принимает активное участие в Харьковской общегородской конференции РСДРП(б), которая делегирует его на областную Южно-Русскую конференцию. На этой конференции было решено создать областной комитет в Харькове, тем самым объединив Криворожский и Донецкий бассейны. За короткий срок Артему удалось структурировать партию в регионе, наладить связь с новыми местными ячейками.

26 июля 1917 года Сергеев принимает участия в VI съезде РСДРП(б), состоявшемся в Петрограде. Съезд открывал Свердлов со словами: «На прошлой конференции были представлены только две области: Север и Урал. В настоящее время благодаря содействию ЦК мы имеем еще одну область — Донецкий бассейн». Родился крупнейший региональный центр ленинцев, руководимый Артемом. Его включили в президиум съезда и в состав ЦК РСДРП(б).

30 января 1918 года на IV съезде Советов Донецкого и Криворожского бассейнов была провозглашена Донецкая Народная Республика.

В нынешних украинских учебниках по истории тему о зарождении, становлении и существовании Донецко-Криворожской республики обходят стороной и боятся как огня. Мне, жителю Луганской области, причины такой фобии предельно понятны. Так как сам факт признания существования данного государственного образования на Юге России раскроет историческую правду и развеет многие современные украинские националистические мифы. Такая яркая личность, как Федор Андреевич Сергеев, вдохновляет нас на подвиги и самопожертвование ради лучшего будущего для своего народа. На века Сергеев останется для всех в памяти просто товарищем Артемом!

Источник ИА "Красная весна"

Tags: 1917 год, Великая октябрьская социалистическая рев, Великий Октябрь, Донбасс, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments