?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



В России мало обращаются к осмыслению гражданской судьбы, творчества и мировоззрения Поджо Браччолини, хотя это крупная фигура классического итальянского гуманизма. Возможно, это происходит потому, что, начиная со времен Корелина М.С., а может и значительно ранее, к нему складывается противоречивое отношение. Но чем больше погружаешься в изучение его личности, тем большей симпатией проникаешься, потому что Поджо никогда не кривит душой.
И каждое его слово, каким бы противоречивым оно ни было свидетельствует об удачных или совершенно провальных и болезненных попытках противостоять хаосу, злу, соблазнам. Читая переписку мыслителя, проникаешься обидой за человека, чьи попытки строить жизнь, согласуясь с понятием о благе, рушатся под натиском алчности, лицемерия и других пороков. Начинаешь понимать, как сильно было давление все быстрее меняющегося под влиянием Медичи мира, понимать те перемены, которые происходили в характере гуманиста и те условия, в которых ему приходилось жить в ситуации смены идейного вектора.
Как бы то ни было Поджо Браччолини - многогранная и очень интересная личность, в особенности для тех, кто ищет ответы на насущные вопросы общественного устройства.

О Поджо вкратце упоминалось в тексте Первые флорентийские гуманисты гражданского направления и аскетика и Гражданский гуманизм, Поджо Браччолини и Медичи. А так же интеллигенция и элита тогда и сейчас.

Джованни Франческо ди Гуччо Поджо Браччолини (Giovanni Francesco Poggio Bracciolini 1380 –1459) - итальянский гуманист флорентийской школы, писатель, историк, филолог, крупный мыслитель, чьи труды до сих пор не утратили актуальности, благодаря тому, что Поджо в разнородной и противоречивой современной ему итальянской социально-политической действительности, пытался разглядеть универсальный гуманистический принцип разрешения проблемы человека, общества и общего блага. Современник и последователь Колюччо Салютати, общественный деятель Флорентийской республики, один из тех немногих, кто вопреки политической конъюнктуре до конца пытался отстаивать принципы «гражданского гуманизма».
Кроме того Поджо внес решающий вклад в восстановление античного культурного наследия, которое в последствии стало основой развития и становления целой эпохи – Ренессанса. Он широко известен потомкам как собиратель древних античных рукописей (манускриптов, свитков, кодексов).



Согласно документальным данным Поджо обнаружил в старинных хранилищах и монастырях Тацита, Цицерона трактаты «De legibus», «De tinibus», «Об ораторе» и речи «В защиту Цецина», «В защиту Мурены», «В защиту Секста Росция», «Речь против тестя Цезаря Люция Кальпурния Пизона» и др., Квинтилиана «Наставления в ораторском искусстве» («Institutio Oratoria»), Кальпурния Сикула, два трактата Лактанция, Луция Септимия, Нония Марцелла, историка Аммиана Марцеллина, Фронтина, Вегеция, Витрувия, Петрония, трактаты Тертуллиана и др.
Вот что пишет современник Поджо Веспасиано да Бистиччи о находках гуманиста:
«Еще он нашел трактат Туллия «Об ораторе», давно утраченный и до тех пор известный только в отрывках. Нашел также достойный труд Силия Италика в героических стихах «О второй пунической войне»; Марка Манилия, астронома, достойнейшее сочинение в стихах; «О природе вещей» Лукреция, весьма почитаемое сочинение в стихах; «Поход аргонавтов» Валерия Флакка, тоже достойное сочинение; Аскония Педиана комментарий на некоторые речи Цицерона; «О сельском хозяйстве» Луция Колумеллы - труд достойный; Корнелия Цельса «О медицине», достойнейшее сочинение; Авла Геллия «Аттические ночи», достойную книгу. Множество сочинений Тертуллиана, «Сильвы» Стация в стихах, Евсевия «Хронику» с добавлениями и собственноручно его переписал. В Констанце же он отыскал письма Туллия к Аттику, о которых не имею сведений. Вместе с мессером Леонардо обнаружил в Базеле двенадцать последних комедий Плавта, которым мессер Грегорио Коррер, сам мессер Поджо и другие придали тот вид и порядок, в каком мы теперь их знаем. Рукопись «Против Верреса» Туллия (Цицерона) тоже происходит из Констанца, откуда ее доставили в Италию мессер Леонардо и мессер Поджо. Сколько же достойных сочинений извлекли на свет мессер Леонардо и мессер Поджо, за что им пребудут благодарны писатели этого века, обогатившиеся бесценными знаниями»!
Известны переводы Поджо с греческого на латинский язык: «Киропедия» Ксенофонта, несколько книг «Biblioteca historica» Диодора Сицилийского.
Считается, что на основе почерка Поджо Браччолини был создан романский шрифт.


Образец почерка Поджо

Вопросы познания мира, общества и человека все время оставались в фокусе интересов Поджо Браччолини. Начиная от археологии и заканчивая географией, ничто не было чуждо Браччолини, он внимательно относился ко всему и старался оставить подробные записи. Так был записан рассказ купца Николо Конти о дальних странах, который вдохновлял последующие поколения путешественников и исследователей. Есть мнение, что это сочинение через известного географа и астронома Паоло Тосканелли вдохновило Христофора Колумба на его экспедицию.
В зрелые годы жизни активно занимался общественной деятельностью, занимал пост канцлера Флорентийской республики. В своих философских взглядах ориентировался на доктрину стоиков, в связи с чем дискутировал с Лоренцо Валлой и Франческо Филельфо. До конца жизни Поджо оставался убежденным республиканцем, не смотря на усиление во Флоренции власти семейства Медичи.
Поджо Браччолини родился в тосканском городе Терранова в пополанской семье. Его отец, бывший некогда обеспеченным человеком, утратил свое состояние, и поэтому Поджо с юности приходилось всего добиваться самому. В 1398 году в возрасте около 18 лет он отправился во Флоренцию с намерением получить образование.
Флоренция к тому времени была одним из наиболее крупных промышленных и культурных центров Тосканы, и для юноши с серьезными жизненными намерениями открывались здесь широкие возможности. Но, как это обычно водится, более широкие возможности сопровождались и большими жизненными трудностями. Молодому человеку без денег и протекции приходилось нелегко. Чтобы обеспечить себя в годы обучения в университете, Поджо работал переписчиком античных рукописей (скриптором) для известных флорентийцев.


Средневековый скрипторий. Миниатюра Жана Мьело (Jean Miélot, 1472 г.). Paris, Bibliothèque Nationale, ms. Fr. 9198, f. 19r.

В городе, где канцлером был «общий отец всех ученых, гуманнейший и ученейший муж» - Колюччо Салютати, и где царили совместно идеи гражданского гуманизма и убеждение в том, что даже «плебеи и рабы могут быть благородными и добродетельными не менее чем патриции и цари», смышленый юноша не мог остаться незамеченным.
Спустя некоторое время Поджо лично познакомился с Колюччо Салютати, Никколо Никколи, Леонардо Бруни и другими гуманистами из окружения могущественного канцлера Флоренции.
Никколи, вероятно, привил Поджо страстную любовь к античности, а Салютати открыл для него studia humanitatis, ввел в систему гуманистического знания, передал основы своей этико-политической доктрины. Свободолюбие, демократизм, гражданская активность стремление к справедливости, к духовному совершенствованию и искоренению порока стали основой мировоззрения Поджо. Эти устремления и принципы Поджо отстаивает в своих главных работах «Речь против пороков клира», «О жадности», «О благородстве», «Против лицемеров». Поджо считает политическую систему Флорентийской республики одной из лучших, и так же восславляет ее в своих работах.



Флоренция стала для Браччолини вторым, если не первым домом. Здесь он нашел не только покровителей и добрых друзей, с которыми был связан тесными узами до конца жизни, здесь он в полной мере обрел себя. Не зря же он сам называл себя Поджо-флорентиец.

По характеру Поджо был очень прямолинейным и зачастую бескомпромиссным человеком, что в условиях той эпохи можно было считать скорее достоинством, нежели недостатком. Льстецов, лицемеров и стяжателей тогда было предостаточно и без Поджо. Во многом эти черты характера определили дальнейшую судьбу и карьеру Поджо, которая складывалась менее блестяще, чем у его ровесников.
По мнению Корелина М. С. Поджо можно было охарактеризовать следующим образом: «по своим наклонностям он был человек очень ласковый, легко сходился и привязывался к людям, если только они не задевали его личности и не касались его интересов, в противном случае друг мгновенно превращался во врага».
Постепенно Поджо занял достойное место среди других учеников Салютати. Он усовершенствовал свой греческий, латынь и получил диплом нотариуса. В 1402 году Браччолини вступил в цех юристов Флоренции и был принят на службу в ведомство Салютати. Но он не остался там надолго, как и у епископа города Бари Ландольфо Марамольдо, к которому поступил в 1403 году в качестве писца.
Очень трудное материальное положение семьи вынуждало Поджо искать другие источники заработка. Известно письмо канцлера Салютати папе Бонифацию IX в котором он просит обратить внимание на талантливого юношу:
«...хотя свидетельства о бедном положении просителя (отца Поджо) я приводил ранее, пишу тебе еще раз. В действительности, он бедствует, и его положение, поистине, может называться плачевным… Речь пойдет, чтобы быть кратким, о сыне когда-то очень состоятельного человека, любимого мною за добросердие и порядочность, мессера Поджо с именем Гуччо... Прими его, пожалуйста, любезно, помогай ему милостиво, направляй его советом... К несчастью, он оказался в лапах безжалостного ростовщика; таким образом он стал из богатого мужа бедным, и должен в полном отчаянии убегать от бремени долгов почти без гроша и без семьи, пребывать в нищете… Чтобы заручиться Твоим расположением, я поручил мессеру Поджо, которого, рекомендует Тебе его отец, списать это письмо за исключением моей подписи, чтобы Ты заметил красоту почерка, которую Ты, Отец народов, должен использовать...»

Нужен ли был папе, ведущему обширную официальную, а часто и тайную переписку с властителями Европы, человек с хорошим почерком и рекомендациями? А как же!

Так в 1403 году Поджо оказался в Риме, где сначала занимал должность писца, а позже в 1404 году был назначен апостольским секретарем Бонифация IX. (речь на смерть Бруни)
Взаимоотношения Поджо и церкви, как института с самого начала имели чисто прагматическую основу. Его должность была по сути синекурой. В вопросы теологии Поджо предпочитал не углубляться. Священнического сана он не принял и церковных бенефиций не особенно искал. Подчеркнуть это сразу очень важно, чтобы в дальнейшем избежать ошибок в оценке взаимоотношений Поджо с папством.

Первый римский период не являлся значимым с точки зрения творчества гуманиста. Жизнь Поджо в это время практически ничем не отличалась от жизни многих других молодых людей Рима.



Он трудился в курии, делая карьеру; продолжал заниматься переписыванием древних рукописей для курии и собратьев гуманистов; памятуя о бедствиях своей юности, заботился о приобретении прочного положения; восхищался римскими древностями и не преминул пылко влюбиться в прекрасную Лючию Паннелли, которая в последствии родила ему четырнадцать детей.
Но, увы, не все было гладко в судьбе секретаря.
Римская церковь пребывала в расколе. Папы и антипапы, кардиналы и фавориты, императоры и проходимцы непрерывно вели между собой борьбу за власть и влияние, заключали союзы, тратили баснословные деньги на подкупы и роскошную жизнь, плели интриги, подстрекали народ к восстаниям.
Умер папа Бонифаций IX. Взошел на престол и вскоре умер папа Иннокентий VII, был избран новый папа Григорий XII. Практически одновременно в Пизе был избран и тоже вскоре скончался антипапа Александр V, которому принадлежат слова: «Когда я был архиепископом, я был богат. Стал кардиналом – стал беднее. Теперь я папа, и я нищий». После него папой-раскольником стал Иоанн XXIII – широко известный Бальтазар Косса. С учетом того, что в Авиньоне на тот момент «сидел» еще один антипапа - Бенедикт XIII, на папском престоле числилось стразу три папы.
Рим был практически обескровлен, казна курии почти пуста. Папы кочевали по городам Европы.



Стоит ли говорить о том, какой незавидной была при этом участь папских секретарей? Заработка Поджо не хватало даже на собственную жизнь, а ему нужно было еще содержать мать и брата. Трудным был и моральный выбор, какого папу поддерживать. Кроме того, в условиях народного недовольства, неустойчивости положения пап и всеобщей враждебности у папских служащих не было даже гарантии личной безопасности.
В 1414 году, когда начался Констанцский собор (16 ноября 1414 - 22 апреля 1418 года) Поджо пришлось находиться в Констанце в роли секретаря папы Иоанна XXIII. Работа Собора была довольно продолжительной, в каком-то смысле благодаря этому в течение четырех лет Поджо успел много попутешествовать по Европе и везде, где бы он ни был вел активные розыски античных рукописей. Он приобрел знакомства в Англии, Германии и во Франции, вел активную переписку со своими флорентийскими единомышленниками.
Именно в эти годы множество образцов античной словесности были возвращены миру усилиями энергичного Браччолини.
В 1417 году Поджо пишет свою Речь против пороков клира Oratio ad Reverendissimos Patres, в которой обращается к клирикам с призывом «выбрать правильный жизненный путь», кардинально изменить ситуацию в церкви, изгнать порок и алчность, вернуть истинную добродетель. Это небольшое произведение говорит о том, что Браччолини прекрасно осознает остроту социальных проблем современного ему общества.
Констанцский собор положил конец расколу церкви. В 1417 году был избран новый папа Мартин V. Он предложил Поджо должность писца, но это было явное понижение и Браччолини, не смотря на финансовые затруднения, отказался.
Вопрос финансовой независимости, мучивший Поджо многие годы, снова встал в полную силу. Поджо ищет выхода: «На родине я не могу оставаться долго из-за нехватки средств, искать же средств к существованию новым занятием легко посоветовать, но на деле чрезвычайно трудно выполнить».
После окончания Констанцского собора Браччолини был приглашен на должность секретаря могущественным Генри Бофором, братом короля Генриха IV, епископом и чуть позже кардиналом Винчестерским.
В Англии Поджо надеялся продолжить поиск древних рукописей, но найти что-нибудь действительно древнее тут оказалось сложнее, чем на континенте. Выполнение обязанностей отнимало все время, лишая возможности заниматься интеллектуальными изысканиями. И хотя обширная библиотека Бофора открыла ему новые возможности для изучения Отцов Церкви, в целом служба у Бофора не принесла Поджо удовлетворения ни в финансовом плане, ни в плане дальнейшего идейного становления.
«Некогда я как ты знаешь побуждаемый негодованием и наградой, которая предполагалась весьма большою, удалился из курии с тем намерением, чтобы за короткое время труда и рабства приобрести на будущее время спокойствие и свободу, которую я больше всего люблю».
«В продолжение этих четырех лет я не предавался гуманистическим занятиям, не прочел ни одной книги относящейся к красноречию».

В конце концов, Поджо осознает, что так продолжаться не может и что необходимо что-то менять.
«Уже 20 лет нахожусь я в трудах, чтобы приготовить что-нибудь в запас для нашего земного странствия, и кажется, теперь начинаю новую игру, нагромождая одну неизвестность на другую», - пишет он.
В 1423 году Поджо пригласили в курию на должность секретаря папы Мартина V, и он счел это предложение наилучшей альтернативой.
Относительно стабильное положение курии в Риме дало Поджо возможность вернуться к своим научным изысканиям и творческим занятиям. Именно в это время он вступает в пору творческой и философской зрелости.



В это время он нашел в монастыре Монте-Кассино неизвестный трактат Юлия Фронтина «О римских водопроводах» (De aquis urbis Romae).
В 1427 г. Вместе с земляком Козимо Медичи Поджо занимался археологическими изысканиями в римской Остии (ныне археологический заповедник).
Он горячо полемизировал с Лоренцо Валлой и Франческо Филельфо. В 1430 году закончил свой диалог «Об алчности».
На какое-то время показалось, что финансовые дела Поджо поправляются. Но вскоре период стабильности закончился.
После смерти Мартина V главой церкви становится Евгений IV при котором в Риме начались восстания. Папе пришлось бежать во Флоренцию. Поджо последовал за ним, но по дороге был схвачен противниками Евгения IV и ему было позволено следовать далее только после выплаты крупного выкупа.
В 1436 году будучи во Флоренции Браччолини женился в возрасте 56 лет на молодой девушке из рода Буондельмонте - Ваггии (Ваджии) или Сельваджии ди Гино Маненте де Буондельмонте (Selvaggia di Ghino Manente de Buondelmonti) и, видимо, полагая, что его могут осуждать, написал диалог «Следует ли старику жениться».
Семейная жизнь делает Поджо счастливым, но в то же время увеличивает финансовую нагрузку. Это приводит к тому, что он, не смотря на возраст решает вернуться в Рим:
«Меня побуждает к этому не честолюбивое желание иметь обширнейшее поместье или большие средства, или какую-нибудь государственную должность, но сокрушает скудость моего хозяйства, которое в таком состоянии, что не может держаться своими средствами, если я не захочу сделаться из оратора земледельцем (ех oratore arator)».


Портрет Браччолини. Галерея Уфицци, Флоренция

Очередной папа Николай V, прослывший гуманистом и хорошо знакомый с Поджо, принимает участие в судьбе друга.
«Я - уже ветеран в курии, - писал Поджо Николаю V, - сорок лет я провел в ней, а моя награда, несомненно, меньше, чем та, какую может ожидать человек, даже несовершенный ни в способностях, ни в знании. Пришло время, и я должен, подобно ветеранам античности, которые обосновывались в своих колониях после множества услуг, идти в добром здравии в отставку, одинаково способствующей отдыху и умственной деятельности. Может ваша благосклонность, святой Отец, позволит Вам оказать мне помощь? Кого я с большей надеждой мог бы еще просить о поддержке?»

И позже: «Благодаря ему я больше не имею причину жаловаться на трудные времена, и я, так сказать, повторно снискал расположение судьбы».

В 1453 г. Поджо вернулся из Рима во Флоренцию, где его пригласили стать канцлером Флорентийской республики. Он принял это предложение как честь, хотя и понимал, что должность канцлера в эпоху Медичи становится все более номинальной.
Последние годы жизни Поджо прошли в собственном доме в пригороде Флоренции за написанием Historia florentina.
30 октября 1459 году на 80-м году жизни Браччолини скончался.

Флорентийская республика торжественно простилась со своим известным соотечественником. Поджо похоронили в Санта Кроче. Антонио Поллайоло написал его портрет, который разместили в Sede de Proconsulo. Скульптор Донателло увековечил мыслителя, придав скульптуре пророка Иосии в Дуомо сходство с Поджо. И это совершенно не случайно.



Творческое наследие Поджо обширно и многообразно. Оно включает сочинения на этические темы:
«Речь против пороков клира» или «Речь к достопочтеннейшим отцам» (Oratio ad Reverendissimos Patres 1417 датировка по Фубини)
Диалог «О жадности» иначе «Об алчности» (De avarizia, Pogii Fiorentini Historia convivalis disceptativa de Avaritia et Luxuria, et de fratre Bernardino, aliisque concionatoribus, 1428—1430)
«Речь в похвалу брака или Следует ли старику жениться»? (An seni sit uxor ducenda, 1436)
«Речь в похвалу закона» (Oratio in laudem legum, 1436)
«О благородстве» иначе «О знатности» (De nobilitate, 1440)
Трактат «О несчастии государей (De infelicitate principum) просвещенному мужу Томе (ad clarissimum virum Thomam)», т. е. папе Николаю V (Томазо Парентучелли де Сардзане) 1440
Речь на похоронах Леонардо Бруни (Oratio in funere Leonardi Aretini, 1444)
Диалог “Против лицемеров” (Contra hypocritas, 1447—1449 гг.)
Речь на вступление на папский престол Николая V (Oratio ad Nicolaum pontificem, 1447)
«Об изменчивости Фортуны» иначе «О превратности судьбы» (De varietate fortunae, 1431—1448 гг.). Состоит из нескольких книг, начинается с описания археологических исследований Поджо, которые он вел в Остии вместе с Медичи, далее рассказ об изменчивости судеб многих известных людей, далее рассказ о понтификате Евгения IV. И в четвертую из книг входит сочинение по рассказам купца Никколо Конти (ок. 1395–1469), который более тридцати лет провел в Индии и Юго-восточной Азии и некоторых арабских странах.
«Orationes in Laurentium Vallam», 1451—1453. Философские и филологические дискуссии с Лоренцо Валлой.
«Фацетии» (Liber facetarium, 1438—1451)
«Трехчастная история» (Historia tri partita disceptativa convivalis, 1450). В сочинение входят три диалога о различных предметах. В первой и второй части о преимуществе права и медицины, третья филологическая.
«О ничтожестве человеческого состояния» (De miseria humanae conditionis 1455 г.), где затрагиваются этические проблемы и проблемы взаимосвязи поведения людей и даже целых народов и империй, и их судеб.
«История Флоренции» (Historia florentina, 1455—1459 гг.)


Карта Флоренции из истории Поджо Браччолини

«Речь в похвалу Венецианской республики» в которой выступил, по словам М.А.Гуковского, не только «как страстный республиканец и демократ», но и «как друг и защитник бедного люда, угнетаемого уничтожающими республику богачами».
«Книга писем» (содержит письмо правителю Феррары Сципионе Маненти, в котором гуманист сравнивает достоинства Цезаря и Сципиона, Флоренция, 4 апреля 1435 г. и письмо миланскому герцогу Филиппо-Мария Висконти, Терранова, 15 декабря 1438 г.).
Поджо оставил значительное эпистолярное наследие. Он вел переписку с кардиналом Чезарини, Амброджио Траверсари, Никколо Никколи, Леонардо Бруни (письмо о казни Иеронима Пражского) и др.
Известны инвективы Поджо против антипапы Феликса, Франческо Филельфо, Георгия Трапезундского.
Кроме вышеупомянутой речи на похоронах Леонардо Бруни, Поджо написал траурные речи на смерть Никколо Никколи, Лоренцо Медичи, Николая V, кардиналов Джулиано Чезарини, Франческо Дзабарелла, Никколо Альбергати – кардинала церкви Санта-Кроче-ин-Джерусалемме.




В следующих постах подробнее о взглядах Поджо Браччолини.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
подписка на газету Суть времени




Flag Counter




Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Profile

tstealth1
tstealth1
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow