?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Сторонники «закона о шлепках» неожиданно получили поддержку из-за рубежа, это внесло в их ряды заметное оживление и внушило надежду, что «Запад нам поможет» сломить русскую косность и призвать к ответу разнузданных избивателей детей, коими полнится земля русская.

Запад же в свою очередь начинает использовать неоднозначную ситуацию для нагнетания социальной напряженности внутри страны.

В связи с этим, а также в связи с историей появления самого закона возникает необходимость некоторых пояснений.

Очевидно, что для либеральной общественности все кажется ясным: закон против насилия, идея его создания принадлежит Верховному суду, сам президент его поддержал, даже Запад одобрил, а значит, курс выбран верный. Патриотический же лагерь находится в некотором замешательстве относительно того, почему же общественность так яростно выступает против этого закона, который принят в результате обращение президента Путина к Федеральному собранию.

И уж совсем отпугивающе звучат приписываемые родительской общественности призывы к рукоприкладству и легализации насилия в семье.

Пристально вглядываясь в деятельность общественных организаций, патриоты регистрируют видимое непостоянство курса активных родительских объединений. Это вызывает настороженность. Куда же и с кем на самом деле хочет идти эта родительская общественность, критикуя вроде бы полезную инициативу по декриминализации?

Ответ прост и лежит не в области политических целей, а в области общественного блага и сохранения в России здорового общества. А путь к здоровому обществу лежит в обход криминализации семьи. Однако это совсем не означает, что родители призывают разрешить насилие в семье. Это совершенно не так.

К сожалению, связь декриминализации некоторых статей УК и криминализации семьи неочевидна и без серьезного внимания к вопросу ее можно и не заметить. Способствуют неразберихе и намеренные манипуляции со стороны персон, о которых мы еще будем говорить.
На самом же деле вопрос криминализации семьи действительно очень тонкий и глубоко концептуальный, а поэтому его нельзя оставлять без должного разбора.

ЧТО ТАКОЕ «ЗАКОН О ШЛЕПКАХ»?

Этот закон появился в результате изменения 03 июля 2016 года статьи 116 (Побои) УК РФ.

До 03 июля 2016 года в РФ за побои (независимо от родственных отношений подсудимого и пострадавшего) привлекали по статье 116 УК. Наказание могло последовать в нескольких формах от штрафа до лишения свободы на срок до двух лет.

После принятия изменений от 03.07.2016 в КоАП (Кодекс административных правонарушений) РФ появилась Статья 6.1.1 Побои. Согласно ей нанесение побоев влечет или штраф, или 15 суток, или исправительные работы. То есть появляется РЕАЛЬНАЯ возможность избежать реального срока за избиение.

Таким образом, если кто-то подошел к Вам на улице и пару раз съездил по лицу, то ему, скорее всего (если он не был пойман на подобном деянии ранее) грозит 15 суток.
Именно таким образом осуществляется так называемая декриминализация легких преступлений.

Подобная формальная легализация насилия в обществе, не вызвала почему-то протестов среди правозащитников, западных экспертов и должностных лиц. Не появились множественные опросы, голосования и статьи в СМИ о том, а хотят ли граждане России быть побитыми недоброжелателями или просто неуравновешенными людьми, которые сошли с ума от безнаказанности. Но странно не это.

Удивление вызывает то, что статья 116 Побои не исчезла из Уголовного Кодекса. Почему? Потому что там остались еще несколько категорий побоев.

Даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять, какая бомба заложена в новой редакции статьи 116 УК!

Наряду с такими преступлениями как побои из хулиганских побуждений, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в статье 116 отдельной категорией выведены побои в отношении близких лиц! Причем тут же вводится и само новое понятие «близкое лицо». А это не только нарушение конституции РФ но и является дискриминацией в отношении близких лиц, криминализацией семьи, потому что такая трактовка подразумевает, что в семье опасность гораздо выше, чем на улице.

Таким образом, даже легкие шлепки родителей (в ст. 116 «причинивших физическую боль, но не повлекших последствий для здоровья») остались в УК и будут караться по всей строгости Уголовного кодекса. Кроме того такое уголовное дело теперь нельзя прекратить по примирению сторон.

Этим оформляется и выступает на сцену то самое домашнее или семейное насилие, которое ранее не имело юридического оформления. Это так же есть уже хорошо знакомая нам ювенальная юстиция. И это есть результат целенаправленной работы лоббистов либерального беспредела и жёсткого прессинга семьи в России.

Иначе нечем объяснить то, что при наличии общего для всех термина «гражданин» и принципа равенства всех граждан перед законом наши законодатели приняли еще один термин «близкое лицо» и утвердили положение, что эти лица будут рассматриваться отдельно от других.

Нет ничего удивительного в том, что российское общество восприняло этот закон, как запрет на воспитание собственных детей и вмешательство в частную жизнь граждан.

Ведь очевидно, что при таком стремлении ужесточить отношение к семье даже за легкие шлепки, «причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий для здоровья», легко и не задумываясь будут давать два года реального срока. Вот почему этот закон называется «законом о шлепках».

ПРЕДЫСТОРИЯ.

Процесс декриминализации был запущен летом 2015 года, когда Верховный суд разработал законопроект о декриминализации некоторых легких преступлений. Каких, каждый без труда найдет в интернете. В итоге некоторые нетяжелые преступления стали административными правонарушениями.

3 декабря 2015 года президент РФ Путин В. В. в ходе своего послания Федеральному собранию призвал осуществить декриминализацию некоторых статей Уголовного кодекса, сделав так, чтобы мелкие преступления на первый раз рассматривались в рамках административного права.

«Прошу Государственную думу поддержать предложение Верховного суда о декриминализации ряда статей УК РФ и перевести преступления, не представляющие большой общественной опасности, в разряд административных правонарушений», — сказал президент.

Президент дал депутатам вполне конкретное задание. Поддержать предложение Верховного суда. Законопроект КС был передан в Госдуму и прошел первое чтение. Надо отметить, что в первом чтении его содержание было вполне логичным. Никаких «близких лиц» там не было, фигурировали только «граждане». Такой законопроект не осуществлял дискриминацию семьи, и поэтому общественность отнеслась с пониманием к желанию президента и государства не плодить уголовников. Казалось бы, ничто не предвещало раскола в обществе и социального недовольства, и поручение президента было выполнено.

Но перед вторым чтением законопроект попал в руки определенных людей, которые изменили его очень странным образом, так, что он превратился в «закон о шлепках».

Совершенно очевидно, что общество восстало не против законопроекта, который призвал поддержать президент. Родители и здравомыслящие граждане выступили против злонамеренных изменений, которые данный закон претерпел ко второму чтению.

Разумеется, общественники и юристы боролись с этими изменениями в рамках закона. Сбор подписей, пикеты и информирование граждан – это законные способы протеста и возможность привлечь внимание к проблеме.

К сожалению, в 2016 году протест не был услышан и 3 июля 2016 года, президент подписал закон, в полной уверенности, что реализует схему Верховного суда. На деле это оказалось введением ювенальной юстиции и оформлением семейного насилия.

ПЕРСОНЫ.

Кто же эти лоббисты, которые так хотят разобраться с семьей, как повар с картошкой? Кто внес поправки в законопроект Верховного суда и реально является виновником социального протеста в России?

Павел Крашенинников. Внёс во второе чтение законопроекта Верховного суда ювенальные, антисемейные поправки. Напомним, что именно он в течение двух лет пытался ввести ювенальную юстицию путем упрощения порядка отобрания ребенка из семьи.

Так же среди активных лоббистов криминализации семьи председатель Общественного Совета по правам человека Михаил Федотов.

Конечно, защищают свои поправки те, кто принимал участие в их разработке: Салия Мурзабаева, Светлана Айвазова, Мария Давтян.

Отметился среди сторонников и сенатор Андрей Клишас, который утверждал, что «это – важный закон, направленный на защиту традиционных ценностей». Интересно как это вообще вяжется с традиционными ценностями? А может и не важно, как там что вяжется, главное слова нужные употребить.

Ольга Ковитиди отстаивала закон, выражая свое презрение к народу и родителям в самой неприкрытой форме.

Валентина Петренко. Считает, что, не ужесточив мер по отношению к родителям, мы вернемся в первобытное общество. Хотя с другой стороны практически безнаказанные побои из КоАПа ее почему-то не смущают.

Лилия Гумерова – крупный лоббист внедрения ЮЮ, бэби-боксов и западного подхода к семье и материнству - прямо призвала ввести «правосудие, дружественное к детям» то есть ювенальную юстицию.

Сенатор Людмила Косткина так же принадлежит к группе сторонников закона, потому что якобы «насилие в семье – огромная проблема для Российской Федерации», а значит, в семью нужно идти немедленно и начать работать по более жесткой схеме.

На другой стороне (кроме всего гражданского общества) оказалась практически одна Елена Мизулина, можно упомянуть Светлану Горячеву и Вячеслава Мархаева. Которые подверглись неприличной и грубой критике со стороны Клишаса и Петренко.

НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ И ЕГО ПРЕУВЕЛИЧЕНИЕ.

Отметим еще раз, что принятый в результате декриминализации подход основан на убеждении, что в России семейного насилия гораздо больше, чем просто насилия, драк и избиений между людьми, не являющимися родственниками.

Семья, по мнению лоббистов такого подхода, существенно опаснее улицы. Даже без статистики подобное утверждение вызывает весьма серьезные сомнения.

Конечно, такой подход к семье неприемлем, но существует ли на самом деле масштабное лобби западных подходов к семье, или это просто случайные ошибки и перекосы в семейной политике?

Как отмечают общественники, то обращение с фактами и статистикой, которое позволяют себе некоторые официальные лица может говорить только о том, что они заинтересованы в продвижении вполне конкретных идей, искажая в собственных интересах реальность.
Статистика семейно-бытового насилия совершенно не так огромна, как это хотят продемонстрировать, например, Оксана Пушкина («Единая Россия») и Олег Нилов («Справедливая Россия»).

Депутат Оксана Пушкина официально озвучивает якобы «данные МВД» что 600 тыс. женщин, подвергается насилию со стороны партнера ежегодно, а каждую 3-ю российскую женщину партнер регулярно избивает.

Если читатель даст себе труд подумать и сосчитать своих знакомых, вряд ли он подтвердит эту статистику о каждой третьей российской женщине избиваемой регулярно.

Кроме того, отечественная статистика согласно существующим правилам нигде не ведется в терминах «партнеры». Термин «партнеры» используют НКО. В частности «Информационно-методический центр «Анна», на информацию которого и ссылается, судя по всему, Оксана Пушкина. Свою статистику НКО подсчитывают так и в таких терминах, как им вздумается, ссылаясь на «приблизительные оценки» МВД России и на собственные зачастую некачественные и манипулятивные опросы.

Депутат Олег Нилов сообщил, что в России от рук своих мужей ежегодно погибают 14 тыс. женщин. Эти данные давно устарели и противоречат официальной статистике Госкомстата. А она такова, что:

В 2008 г. в России от рук любых преступников погибли 11 тыс. женщин.
В 2010 г. в России от рук любых преступников погибли 8,7 тыс. женщин.
В 2013 г. – 9, 1 тыс.
В 2015 г. – 9,8 тыс.

Возможно ли, чтобы депутаты так ошибались в момент серьезных дискуссий? Скорее всего, нет! Такое отношение к фактам и такое острое желание сформировать ужасающую картину семейного насилия в России явным образом говорит о серьезной заинтересованности. Вот только в чем?
Ответ очевиден: в принятии закона, позволяющего вмешиваться в семейные отношения и давить на семью.

ПОПРАВКИ К ПОПРАВКАМ.

Итак «закон о шлепках» был принят.

Но родительская общественность при поддержке здравомыслящих депутатов продолжила борьбу. Теперь уже за декриминализацию семьи.
Большой вклад в эту борьбу внесли члены РВС, в том числе Мария Мамиконян, Людмила Виноградова, Вера Сорокина. Был подготовлен пакет поправок к «закону о шлепках», который учитывает пожелания родителей и отвечает требованиям сохранения общественных устоев в России.
Так же активную борьбу вела Елена Мизулина, которая и внесла в Госдуму законопроект исправляющий перекос в отношении «близких лиц».
Элина Жгутова обратилась напрямую к президенту, призвав более внимательно отнестись к внедрению ювенальной юстиции в России.

Эта борьба принесла свои плоды. Путин услышал обеспокоенных родителей, и процесс приобрел совершенно другое направление.

Позже к борьбе подключились Ольга Баталина и Ольга Окунева, которая аргументированно показала, что существуют ситуации, когда опасное или деструктивное поведение ребенка требует определенной жесткости со стороны родителей.



11 января 2017 года поправки к закону о шлепках были приняты Госдумой в первом чтении. Эти поправки полностью исключают такое понятие как «близкое лицо», уравнивая родственников и не родственников перед законом.

Этот результат можно считать успешным. В российском обществе побеждают здоровые силы.

РЕАКЦИЯ ЛИБЕРАЛОВ И ЗАПАДА.

Разумеется, вся либеральная рать ополчилась немедленно и встретила поправки к поправкам во всеоружии. Реакция последовала неожиданно бурная.

В разнообразных СМИ появились массовые опросы, снабженные впечатляющими профессиональными фото несчастных, плачущих и окровавленных жертв насилия (помните «причинивших физическую боль, но не повлекших последствий для здоровья»), в которых лейтмотивом была мысль о том, что декриминализация семьи приведет к разнузданным побоям со стороны семейных тиранов, что изверги будут прямо таки издеваться над женами и детьми.

Разумеется, там, где опросы носили более менее объективный характер сторонники поправок побеждали с большим отрывом. Но таких опросов было меньшинство, остальные же прямо внушали мысль о том, что надо пожалеть детей и женщин, не поясняя, что речь идет о таком воздействии, которое хоть и причиняет боль, но не приносит вреда здоровью. За воздействие более серьезное и опасное судили и судят совершенно по другим статьям УК, которые остались неизменными. Так что изверги не будут разгуливать по городам и весям России.

На страницах того или иного издания периодически появляются статьи, где утверждается, что, Россия с радостью готова разрешить на своей территории безнаказанное насилие, а сам Путин, как новый Иван Грозный этому потакает.

Западные эксперты не только не утруждают себя достаточно подробным ознакомлением с нюансами ситуации, но и проявляют удивительную настойчивость в своих рекомендациях, так сказать на правах старшего брата.

Так по сообщениям ИА «Красная весна» генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд в своем письме от 16 января 2017 года призвал российских сенаторов и парламентариев не принимать закон о декриминализации побоев в семье.

18 января 2017 года другой европеец - комиссар Совета Европы по правам человека Нильс Муйжниекс заявил в интервью газете КоммерсантЪ, что декриминализация семьи является шагом назад.

Ничуточки не вникая в содержание тех основ, на которые в своей социальной и культурной политике опирается Россия, западные эксперты настаивают на принятии таких норм, которые способны повредить российскому обществу и привести его в состояние угрожающей нестабильности. Такое неразумное вмешательство может принести вред не только самой России, но в итоге повлиять и на обстановку в мире. Западные эксперты не могут этого не понимать.

ТАКОЕ РАЗНОЕ БУДУЩЕЕ

К сожалению, возрожденная концепция такой организации общества, которая подразумевает полное отсутствие у человека механизмов здоровой социализации и замещает эти механизмы тотальной и полной регламентацией человеческой жизни извне, накрепко завладела умами западных официальных лиц и властных структур. Расчеловечивающее воспитание, ювенальные технологии, отсутствие семейных связей приводят к тому, что человек остается до конца жизни, словно дитя неразумное, где-то наивное, где-то агрессивное, но никогда не взрослеющее, требующее постоянного контроля за своими «шалостями».

В России же проблема Человека испокон веков решалась иным образом, а именно воспитанием целостной личности, разумного и ответственного человека, способного нести ответственность перед своей семьей и страной за свои поступки. Способного передать свою любовь и ценностные установки будущим поколениям, которые будут готовы покорять новые вершины и преумножат славу Родины!

Выбор между этими двумя подходами достаточно болезненен. Он означает два разных образа действий для государственной власти в России. То, что Владимир Путин говорит о традиционных ценностях, в каком-то смысле является маркером принятого им решения. Но для воплощения в жизнь этой стратегии необходима не только декларация, а серьезная законодательная и практическая работа государства в тесном контакте со здоровыми общественными силами.

Неизменность данного курса будет обеспечиваться не только решениями государственной власти, но и контролем за их исполнением со стороны общественных организаций и объединений. Именно такая двусторонняя обратная связь может обеспечить движение России по выбранному пути и достижение ею всех поставленных задач.


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
olom1980
Jan. 21st, 2017 09:06 am (UTC)
+
( 1 comment — Leave a comment )
подписка на газету Суть времени




Flag Counter




Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Page Summary

Profile

tstealth1
tstealth1
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow