tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Итальянский гуманизм во взглядах его первых представителей - Салютати



Итак, двигаясь во времени вместе с Флорентийской республикой и ее гражданами, мы пытаемся ответить на вопросы о том, кто такие ранние гуманисты? Какие проблемы они решали? Однороден ли гуманизм, как идейное течение? Для этого необходимо познакомиться поближе с каждым из первых гуманистов. В прошлом посте мы
кратко познакомились с Данте и Петраркой.

Знамя идей Петрарки подхватил его друг и последователь так же тесно связанный с Флоренцией - Колюччо Салютати (Coluccio Salutati 1331-1406).

Салютати с самого детства был в гуще бурной политической жизни Тосканы. Его отец - лидер гвельфской партии города Стиньяно - практически в момент рождения сына был изгнан и переселился в Болонью, с которой связаны детство и юность Колюччо. В Болонье Салютати окончил университет и получил юридическое образование.

С юности Салютати проявлял живой интерес и незаурядные способности к общественной деятельности. Благодаря своей активности, он занимал должность канцлера коммун Тоди, Лукки, Стиньяно. А надо сказать, что деятельность канцлера – это практически вся внешняя и внутренняя политика коммуны. Состоит эта деятельность в ведении дипломатической переписки и переговоров, в общении с дипломатическими представителями других государств, составлении конфиденциальных инструкций послам, заключении союзных договоров, организации официальных и неофициальных встреч, в информировании общественности об актуальной дипломатической обстановке. Без серьезного образования и подготовки вести такие дела успешно очень сложно.

Поэтому Салютати много времени посвящал самообразованию, уделяя внимание риторике, истории, общественным наукам, античным авторам.

В 1374 г. Салютати переезжает во Флоренцию. Здесь в 1375 г. ему так же предлагают должность канцлера городской коммуны. Он соглашается.

И уже в том же 1375 году у него появляется возможность всерьез испытать свои способности и подтвердить верность идеям республики. Начинается Война Восьми Святых (итал. Guerra degli Otto Santi) — война в 1375 — 1378 гг. между Папским государством во главе с папой Григорием XI и коалицией итальянских государств во главе с Флоренцией.

Салютати играет огромную роль в этой войне. Ее ход во многом определяется действиями флорентийского канцлера. Даже самые могущественные противники признавали силу дипломатии Салютати. Так Джан Галеаццо Висконти - тиран Милана - говорил, что одно воззвание из канцелярии Салютати может "причинить больше вреда, чем тысяча Флорентийских всадников".

Именно поэтому Висконти не раз подсылал к нему убийц, фабриковал документы, компрометирующие его в глазах сограждан, стараясь устранить столь мощного противника. Но эти попытки терпели неудачу.

Колюччо Салютати пользовался безграничным доверием за свое самоотверженное служение гражданам и городу, которому он посвятит всю свою долгую жизнь (более 30 лет) до самой смерти в 1406 году.

Салютати - выходец из старинного рыцарского рода Тосканы, но, благодаря своей убежденности в отсутствии фундаментальных различий между людьми, он преодолел ограниченность феодально-сословных взглядов и стал одним из лидеров гуманистического движения.

Будучи канцлером Салютати посвящает много усилий воплощению гуманистических идей на практике. Он кропотливо собирает огромную по тем временам библиотеку, в которую входили сочинения греческих и римских авторов. Без ограничения разрешает пользоваться этой библиотекой всем желающим. Таким образом, вокруг него складывается кружок заинтересованной молодежи, из которого впоследствии выйдут крупнейшие гуманисты следующего поколения: Леонардо Бруни, Поджо Браччолини, Пьетро Паоло Верджерио.

Салютати ведет филологические изыскания, он собирает, перерабатывает и систематизирует письма Цицерона, произведения Овидия, Сенеки, Григория Великого и Св. Августина.

В 1396 году благодаря стараниям Салютати во Флорентийский университет был приглашен известный греческий ученый Мануил Хризолор, который три года преподавал греческий язык. Благодаря этому греческий освоили многие молодые интеллектуалы и общественные деятели Бруни, Верджерио, Джакопо Скарпериа и др…

Бруни позже говорил: «То, что я выучил греческий, не без труда справился с латинским, то, что прочитал, изучил и узнал поэтов, — во всем этом труд Салютати».



Конечно, такая жизнь не позволяла Салютати полностью посвятить себя творчеству, но он понимал, что без теоретических наработок воплотить в жизнь замыслы гуманистов вряд ли удастся, поэтому мыслитель сделал очень многое, чтобы оформить гуманизм в качестве этико-политической доктрины и разработать комплекс дисциплин, который станет практическим руководством для будущих поколений. В трактатах, речах, диалогах и его обширной переписке раскрывается перед вдумчивым читателем мировоззрение Салютати.

Флорентийский канцлер актуализирует понятие humanitas (человечность, как склонность к добродетельным поступкам), обсуждаемое еще Цицероном. Понимая, что humanitas не присуща человеку от рождения, а приобретается работой над собой и трудом, Салютати предлагает двигаться к обретению этой человечности, через определенные формы образования – studia humanitatis.

Салютати пытается разобраться, что в человеке определяет и развивает человечность. В итоге флорентийский канцлер делает вывод, что медицина (подразумеваются естественные науки в нашем понимании) хоть и дает знания, но путь к человечности, к глубокому познанию законов бытия человека, а, следовательно, и ко всеобщему благу лежит не через нее. Право (наверное, можно сказать научная этика), как отражение божественных установлений, позволяет продвинуться в познании гораздо дальше. Эту мысль Салютати развивает в своем трактате «О достоинстве права и медицины»: «Я рождена землей, — говорит Медицина, — право — божественным разумом».

Опираясь на этот вывод, Салютати разрабатывает комплекс дисциплин, позволяющих человеку познать законы собственного существования, чтобы обрести свойство humanitas. В этот комплекс входят этика, история, грамматика, филология, поэзия, риторика, диалектика, педагогика.

Таким образом, воспитанию и образованию Салютати отводит в жизни человека решающую роль, и в этом он, безусловно, прав. Это понимание того, что личность необходимо формировать с детства, он передаст многим своим ученикам, которые будут вести дальнейшую разработку методологии воспитания и образования.


картинка про школу

Большое место в своей доктрине Салютати отводит проблеме благородства. «Благородство — это данная нам от природы наилучшая расположенность ко всяческим добродетелям и похвальным страстям».

Огромным шагом вперед для своего времени во взглядах Салютати является признание возможности благородства и добродетели для всех людей без исключения. «Естественное благородство не отличает ни патрициев, ни рыцарей от плебеев». «Плебеи и рабы могут быть благородными и добродетельными не менее чем патриции и цари». Даже природа человека может быть изменена работой человека над собой. «Рабы по природе... не могут сделаться добродетельными», - пишет Салютати. Но он не считает это фатальным, добавляя мысль об изменении природы: «если не изменят условие природы». «Если они поднимутся на эту ступень, то, без сомнения, прекратят быть рабами по природе». Человек может изменить свою «природу» и возвыситься до добродетели и благородства.

Тем ужаснее, по мнению Салютати, если человек не желает преодолевать условия своей природы, не желает развивать в себе добродетель. Таким образом, люди отказываются не только от своего счастья, но и от всеобщего блага.

Как и Петрарка Салютати связывает счастье человека с доблестью и добродетелью, но для того, чтобы жить добродетельно, необходимо изучить и освоить тот опыт доблести и добродетели, который накопило человечество за века своего существования.

Восхищаясь языческими поэтами, их талантом и красноречием и поучительностью Салютати попал под огонь критики теолога Джованни Доминичи, который в своем обличительном тексте «Светляк в ночи» («Luculla noctis») называет подобное отношение богохульством. Позиция же Салютати состояла в том, что и Августин, и Иероним, и другие отцы церкви знали греческую и римскую поэзию, литературу, но это не только не поколебало, но и укрепило их в христианской вере. Преемственность культур не может и не должна поколебать веру, если эта вера сама по себе достаточно сильна, а если же нет, то это проблема совсем другого порядка.

Не смотря на то, что Салютати оставался верным христианству, его отношения с церковью складывались достаточно сложно и в силу идеологических и в силу политических причин. Хотя не стоит упрощать ситуацию, сводя все к взаимным нападкам Салютати и теологов. У Салютати была цель, решить общественные проблемы своего времени, дать человеку непротиворечивую картину мира, которая сможет служить достаточным основанием для добродетельной и доблестной жизни, вокруг этой цели строилась вся его доктрина.

Салютати считает, что мир – юдоль страдания и греха, но в то же время, он не соглашается, что наилучшим решением для добродетельных будет уход от этого мира. Он сторонник активной жизни, призывает «вступив в схватку, сражаться за справедливость, истину и честь», что не противоречит христианской мысли о граде божием, царстве милосердия.

Эта мысль об ответственности человека за все, что происходит вокруг – одна из основных идей Салютати. Беря на себя ответственность за происходящее, ценой борьбы за улучшение существующего положения вещей, человек обретает как настоящее счастье, так и права гражданина. Для того чтобы лучше понять мысль Салютати об активной борьбе со злом стоит обратиться к его сочинению «О жизни в миру и монашестве» («De saeculo et Religione», около 1381 г.).

Эта позиция существенным образом отличается от той, которую порой хотят навязать Салютати. Мол, он не любил монахов за то, что они призывали к аскетизму и отсутствию радостей жизни, в то время как сам Салютати стремился к радостям этой жизни. Для подтверждения этой точки зрения чаще всего приводится отрывок из письма Салютати к Пеллегрино Дзамбеккари, который хотел постричься в монахи. Но надо понимать, что это всего лишь неполный отрывок, кроме того есть несколько источников, которые приводят разные тексты письма. Вот парочка для сравнения:

№1

"Не верь, о Пилигрим, что, избегая толпы, становясь отшельником, скрываясь в изоляции, уходя в скит, ты тем самым находишь путь к совершенству. То, что придает твоей работе степень совершенства, находится в тебе; в тебе - способность не принимать те внешние вещи, которые не затрагивают тебя, но они не могут не затронуть тебя, если только твой ум и твоя душа сосредоточенно останавливаются и обращаются к этим внешним вещам. Если душа твоя не допустит их в себя, то посреди рынка, в суде, на форуме, в самых оживленных в городе местах ты будешь, как в скиту. Если, напротив, в память о далеких вещах или в качестве соблазнов ты их к себе приблизил, то что толку в том, что ум наш понимает их как внешнее, к чему нам уединение? Собственная наша душа думает всегда о чем-нибудь таком, что постигается чувствами, что закладывается в памяти, что побуждается разумом или страстными желаниями. И что? Кто был дороже Господу: затворник и отшельник Павел или деятельный Авраам? Яков с двенадцатью сыновьями, множеством стад своих, двумя женами, огромным богатством - не думал ли ты, что он был дороже Господу, чем два Макария, Теофила и Иллариона? Верь мне, о Пилигрим, что только те, кто печется о вещах мира, только они знают толк в созерцании; таким образом, есть много званых, но мало избранных".
"Медитируй в свое удовольствие. Я же, напротив, всегда буду погружен в действие, направленное к высшей цели, чтобы всякое мое деяние было полезным и мне, и семейству, и, что более важно, - чтобы оно послужило для пользы моим друзьям и родине, а тогда оно может послужить примером и человеческому обществу". Дается по Реале Дж., Антисери Д. «Западная философия от истоков до наших дней».

№2

«...Не думай, мой Пелегрино, что путь к совершенству – бежать толпы, уклоняться от всего приятного, заключать себя в монастырь или стать отшельником... Несомненно, что, уйдя из мира, ты можешь низвергнуться с неба на землю, а я, оставаясь в миру, могу воспарить сердцем к небу. И ты, если ты заботишься о своей семье, детях, близких и друзьях, о своем государстве, включающем все это, служишь и отдаешь себя им, не можешь не вознестись сердцем к небесам и не быть угодным богу».

№3 Вики

«Не верь, о Пеллегрино, что бежать от мира, избегать вида прекрасных вещей, запереться в монастыре или удалиться в скит — это путь к совершенству».

Имея перед глазами такие разные тексты, нельзя спешить с выводами. Возможно, мы имеем дело с дурным переводом, с дурным пониманием идеи мыслителя-гуманиста, или просто с искажением первоначального смысла.

Наиболее ярко гражданственность Салютати проявляется в его отношении к государственной службе. В письме к Андреа Джусти да Вольтерра Салютати говорит о том, что граждане добродетельные и мудрые должны заниматься государственными делами, чтобы дурные и порочные не заняли их место и не принесли вред городу.

Очень тесно к идее об активном участии в мирской жизни примыкает идея Салютати о свободе человеческой воли. Этот сложный вопрос в христианстве обсуждался много раз, как до Салютати, так и после.

Взаимоотношения божественного провидения, свободной воли и всеобщего блага Салютати подробно рассматривает в трактате «О роке, судьбе и случайности» («De fato, fortuna et casu»).

Итак, согласно Салютати, земная жизнь дарована человеку богом, для того, чтобы он устраивал ее в соответствии с присущими человеку законами справедливости и добра. Дабы иметь возможность это сделать, человек должен познать самого себя и свои потенции, через образование и воспитание приобрести благородство и добродетельность, познать законы своей природы. Только при выполнении этих двух условий – стремление к добродетели и благоустройство мира – человеку станет доступно высшее счастье.

В этой точке гуманизм обретает свою законченность, как учение о человеке, но не как обособленной человеческой единице, возведенной на пьедестал, а как о его предназначении, о его цели и смысле.
В доктрине Салютати закладываются основы того, что позже будет названо Бароном "гражданским гуманизмом".
«Термин «гражданский гуманизм» (civic humanism) ввёл в употребление американский историк Ганс Барон (Hans Baron[2]). Первоначально, название Bürgerhumanismus появилось в 1925 в вышедшем в Германии критическом обзоре Барона в применении к особому периоду в истории Флорентинской республики XIV—XV вв. В последующих работах Барон конкретизировал термин «гражданский гуманизм» в попытке точнее описать синтез аполитичного гуманизма Петрарки с патриотическим умонастроением и демократическими гражданскими традициями Флоренции того времени. В англоязычную историографию термин вошёл в 1955 с работой Ганса Барона The Crisis of the Early Renaissance («Кризис раннего Возрождения») и благодаря трудам самого Барона, а также трудам другого известного специалиста Феликса Гильберта (Felix Gilbert) быстро получил широкое признание среди англоязычных историков, философов и искусствоведов».

Творчество:

«О достоинстве права и медицины» (1400)
«О тиране» (1400)
«О роке, судьбе и случайности» (1396—1399)
«О жизни в миру и монашестве» (1381)
«Инвектива против Антонио Лоски»
«О подвигах Геракла»

Колюччо Салютати не оставил большого литературного наследия, но он оставил нам в наследство свою жизнь. Жизнь полную ежедневной борьбы за человека. Все, в чем проявляет себя человек от самых простых и ничтожных вещей, до великих событий охватил могучий разум мыслителя. Не имея в своем арсенале многих современных нам знаний, едва попрощавшись со средневековьем, Салютати смог построить прекрасное здание своей этико-политической доктрины, которое вызывает восхищение и в наши дни. И только будущее, в развитии гуманистической науки, может быть, даст ответ о том, насколько прочен фундамент этого прекрасного здания.

Tags: Салютати, Флорентийская республика, Флоренция, гражданский гуманизм, гуманизм, коммуна Флоренции, общее благо
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment