tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Ты работай дурачок, мы дадим тебе значок или труд сделал из обезьяны человека I часть

Отношение к труду в исторической ретроспективе.



Введение. Труд. Определения.

Труд сегодня не без основания считается экономической категорией. Поэтому всех, кто интересуется этим понятием, можно адресовать к учебникам истории экономических теорий.
Но если вы захотите определиться с понятием труда, то это будет непросто. Каждая теория пытается определить труд по-своему.
Во многом это связано с тем, что сам труд видоизменяется непрерывно в зависимости от уровня развития общества, от формы общественных отношений, от уровня развития производительных сил.

Давайте приведем несколько определений труда.

По определению Альфреда Маршала, труд - это «всякое умственное и физическое усилие, предпринимаемое частично или целиком с целью достижения какого-либо результата, не считая удовлетворения, получаемого непосредственно от самой проделанной работы». А. Маршалл в своих работах характеризует труд, как утомительный, считает, что вознаграждение за труд является основным мотивом труда.

Джевонс определяет это понятие так: «Работа есть всякое тягостное усилие духа или тела, претерпеваемое целиком или частично ради будущего наслаждения».

По Марксу: Труд есть прежде всего процесс, совершающийся между человеком и природой, процесс, в котором человек своей соб¬ственной деятельностью опосредствует, регулирует и контроли¬рует обмен веществ между собой и природой. Веществу природы он сам противостоит как сила природы. Для того чтобы при¬своить вещество природы в форме, пригодной для его собствен-ной жизни, он приводит в движение принадлежащие его телу естественные силы: руки и ноги, голову и пальцы. Воздействуя посредством этого движения на внешнюю природу и изменяя ее, он в то же время изменяет свою собственную природу. Он развивает дремлющие в ней силы и подчиняет игру этих сил.

В. Иноземцев считает, что труд - это деятельность, выполняемая «под прямым или опосредованным воздействием внешней материальной необходимости».

Труд - это деятельность, направленная на развитие человека и преобразование ресурсов природы в материальные, интеллектуальные и духовные блага. Такая деятельность может осуществляться либо по принуждению (административному, экономическому), либо по внутреннему побуждению, либо по тому и другому.

Труд - это целесообразная деятельность человека и общества, направленная на сохранение и приспособление среды обитания для удовлетворения своих потребностей. Процесс труда всегда связан с затратами физической и психической энергии, с затратами ресурсов. Труд является одним из главных факторов производства, наряду с землей (природными ресурсами), капиталом, предпринимательством. Труд - естественное условие человеческой жизни, он позволяет человеку стать личностью, творцом ноосферы, производить материальные и духовные блага и получать прибавочную стоимость.

Подчеркивание тягостной, принудительной стороны труда связано, прежде всего, с тем, что на протяжении тысячелетий материальные блага были результатом усилий низших слоев общества (рабов, крепостных, пролетариата), трудившихся 12-15 часов в сутки за мизерное вознаграждение. Наукой и искусством до XVIII в. могли заниматься преимущественно аристократы, священнослужители, дети купцов, и.т.п.
В Индии до сих пор сохранились элементы кастовой системы, при которой представители высшей касты - брахманы (к ней принадлежала Индира Ганди) - занимаются духовной и интеллектуальной деятельностью, а те кто по рождению относится к низшей касте, могут заниматься только наименее привлекательными и тяжелыми видами труда.

На роль труда в жизни общества обращали внимание такие выдающиеся мыслители как Платон и Аристотель, Фома Аквинский, Ш. Фурье, А. Сен-Симон, О. Конт, К. Маркс, Л. Блан, Д. Милль, Б. Дизраэли, Э.Дюркгейм, М. Вебер, Г. Зиммель, У. Джевонс, Госсен, Л. Шевалье, Д. Рикардо, Дж. С. Милль, Альфред Маршалл, П. Прудон, Шульц (Движение производства), Пеккер (Новая теория социальной экономии), Ч. Лаудон (Разрешение проблемы народонаселения и пропитания), Эжен Бюре (О нищете рабочих классов в Англии и во Франции).

Роль труда в процессе формирования современного облика человека трудно переоценить, так же важен труд и для процесса становления каждой отдельной личности.

Но отношение к труду практически во все времена определяется его пониманием, как работы, тяжелой нагрузки по внеэкономическому или экономическому принуждению. Верно ли такое отношение? Ответ на этот вопрос можно получить только подробно исследовав как сам труд, его роль в становлении человека, так и связь труда с другими формами человеческой деятельности и феноменами социальной жизни.

История труда и история отношения к труду.

Очевидно, что труд (как и многие другие феномены человеческой жизни) существовал уже и тогда, когда не было еще никаких теорий, а были мифы и культы. Поэтому, наверно, оправдано будет в поисках выявления отношения к труду обратиться, в том числе, и к Книге Бытия #3:19
«Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;
терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою;
в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.
И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно.
И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят.
И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни»
.

Здесь уже задана простейшая, но совершенно не исчерпывающая формула отношения человека к труду: Тяжелый труд – желудок.
Эта примитивная формула на долгие тысячелетия определила форму человеческого существования, но возможно пора посмотреть на нее критическим взором человека XXI века?

Первобытнообщинный строй.



Согласно распространенным ныне теориям история человека начинается в палеолите 3-2,5 млн лет назад. Уже тогда человек неустанно трудился, откапывал коренья, собирал плоды, охотился, ловил рыбу, изготавливал одежду из шкур, поддерживал огонь в очаге. Эти действия примитивны, но и они требовали от наших предков большого искусства и мастерства, которое молодежь перенимала от старших поколений. Племя организовывалось в форме родовой общины и жило по законам, близким к современным правилам в стаде или прайде хищных животных. Современные гипотезы говорят об элементах роевого сознания в первобытных общинах, но это всего лишь гипотезы.
Законы прайда были регуляторами общественной жизни, выполнялись неукоснительно в силу их имманентности для сознания наших далеких предков. Эти законы стояли на страже прав каждого члена общины, и если даже случались ссоры, инциденты, они не были связанны с фатальными последствиями для членов группы. Подобное устройство общества ученые называют первобытнообщинным строем.
При первобытнообщинном строе еще не сложились предпосылки для классового расслоения и неравенства. Не было механизмов влияния одних людей на других.

Единственной непосредственно отличавшей человека от животного деятельностью были культы и верования. Это особые взаимоотношения человека с теми феноменами, которым он не мог найти объяснение, которые всецело властвовали над ним и перед которыми он трепетал и приходил в ужас. Все члены рода, племени подвергались серьезным испытаниям и жили в постоянной борьбе с природой. На них нападали хищники, бывали засухи и наводнения, грозы, холода и неурожай. Перед этими трудностями каждый представитель рода был беззащитен, так же как и остальные. Но объяснить такие капризы природы люди не могли иначе как с помощью присутствия сверхъестественных сил, духов, которые гневались или бывали благосклонны, и с которыми надо было договариваться и приносить жертвы.

Труд никак не был связан с деньгами и каким-либо другим вознаграждением, помимо благополучного продолжения собственной жизни. Все трудились в меру возможностей, и не было таких, которые не трудились, а постоянно пользовались плодами труда других. Труд одних не зависел от желания других. И в этом смысле труд был свободен – это был первобытный коммунизм.

Труд фактически был естественной деятельностью человека, природной, биологически обусловленной, то есть чисто животной деятельностью для удовлетворения его естественных потребностей.

Последний пункт очень важен для нас, потому что все дальнейшие трансформации труда есть не что иное, как постепенное превращение биологического, примитивного труда ради удовлетворения потребностей в культурную деятельность, специфически человеческую, творческую, не свойственную животным и отличающую человека от животного. Но, к сожалению, роль этого факта недооценивают. Подобная недооценка связана с тем, что не совсем понятна разница между трудом биологическим, примитивным для удовлетворения потребностей и трудом культурным. Развитие труда идет как бы в двух плоскостях. Первая - это совершенствование орудий труда, переход к более сложным технологиям (а так же бесконечное и неконтролируемое нарастание потребностей), введение финансового вознаграждения за труд. А вторая - это изменение сути труда, превращение его в мастерство, в овладение окружающим миром через труд, в самосовершенствование человека через труд и получение им специфически человеческого удовлетворения от результатов труда, от выполнения поставленных задач (художник гордится своими картинами, архитектор гордится своими зданиями, летчик гордится мертвой петлей).

Первое, как мы видим, достигло значительного успеха, а второе у большинства находится в зародышевом состоянии (вспомните, как большинство ваших знакомых отзывается о своей работе) и этому есть причины.
Итак, сквозь века проходят два вида труда:

1. Примитивный, в котором не задействованы творческие силы и таланты человека, а главной целью является выживание, и удовлетворение примитивных потребностей.
2. Творческий, культурный, который построен на раскрытии всех талантов человека и направлен на преобразование самого человека и окружающей его действительности.

Позднее, во времена неолитической революции (примерно 10-е тысячелетие до н. э. - переход к оседлому земледелию и скотоводству), приобретая навыки оседлой жизни и земледелия, община начала медленно трансформироваться.
Появились предпосылки для перехода человеческого общества к новой форме – рабовладельческому строю.

Предпосылки рабовладения.

Первая предпосылка - это, конечно же, развитие производительных сил, совершенствование орудий труда, разделение труда.

Развитие производительных сил обеспечивало общине все большую независимость от природы, родо-племенная организация была все менее необходима и начала заменяться соседской организацией общества. Подобная организация придавала все меньшее значение родовым связям. Сознание человека постепенно индивидуализировалось.

И это является второй предпосылкой. Если ранее законы прайда и (гипотетически) роевое мышление играли мощную регулирующую роль, то теперь этот регулятор очень медленно отпадал.

Без сомнения – это был переломный момент в процессе становления человеческой цивилизации. С одной стороны человек обретал собственное индивидуальное мышление, но с другой стороны ему приходилось самому регулировать свои взаимоотношения с другими индивидуальностями. И так ли успешна была его работа по урегулированию общественных отношений – это большой вопрос. Стало ли его мышление гуманистическим, в полном смысле человеческим становится понятно из того, какие регуляторы возникают в обществе после революции неолита.

В обществе выделяются особые касты людей, которые и применяют эти новые регуляторы: культ и силу. Это был механизм порабощения труда. Таким образом, развитие труда породило новые формы общественно-экономических отношений, сформированных пониманием труда как чего-то утомительного, тяжелого, что вызывает в человеке только неприязнь. И, если роль труда в формировании экономических условий вполне ясна, то первобытное отношение к труду, как к тяжелой работе еще должно быть переосмыслено и понято не с точки зрения наших предков, а с точки зрения современного понимания труда, как двигателя процесса развития человека.

Используя первобытный страх своих соплеменников перед силами природы, жрецы требовали себе все больших привилегий, якобы потому что они могут общаться с духами и могут уговорить духов ниспослать народу благополучие. Люди, боясь гнева духов, безропотно выполняли требования шаманов, колдунов и жрецов. Им доставались лучшие участки земли, лучшие орудия труда, лучшие куски пищи. И никто этому не сопротивлялся, а, наоборот, с трепетом преклонялись перед ними. Ведь эти люди настолько сильны, что могут общаться с потусторонними силами, укрощать ветра и молнии!

Каста воинов так же без всяких угрызений пользовалась своим преимуществом в силе, чтобы добиться безропотного подчинения от соплеменников.

Кроме того постепенное разделение труда определяет возникновение товарного, а потом и денежного обмена, который изначально не был способом получения чистой прибыли, а был всего лишь вспомогательным средством, как бы временно замещающим товары.
В конце концов, часть людей полностью лишилась своей независимости и попала в полное подчинение к знати. Верхушка жрецов и воинов перестала работать, а средства к существованию ей обеспечивали зависимые от них члены общины.

Если раньше труд представлял собой естественный процесс добывания пищи каждым членом сообщества, то теперь появились отдельные личности, которые требовали свою долю в общих результатах труда, но сами не участвовали в их добыче, тогда как другие люди должны были при этом увеличить количество усилий, чтобы снабдить знать, аристократию, жрецов, воинов всем необходимым. Знатные представители племени хотели лучше одеваться, иметь лучшие предметы быта, украшения, и этот дополнительный труд ложился бременем на менее знатных соплеменников, труд стал вынужденным (внеэкономическое принуждение), человек лишался части своей свободы в пользу других людей.
Особо хочется отметить, что в те далекие времена никто не слышал о гуманистических ценностях и поэтому ждать от знати хорошего отношения к своим зависимым соплеменникам и рабам не приходилось. Новые регуляторы не обеспечивали защиты всем членам общины, они обеспечивали такой порядок, при котором зависимые соплеменники не имели никаких прав.

Так очень постепенно складывались рабовладельческие отношения. Под давлением новых условий общество перешло в новую формацию – рабовладельческую.

Развитие рабовладельческого строя



В Древнем Египте рабство не было распространено очень сильно, но и труд свободного земледельца и ремесленника был непомерно тяжел.

Вот что пишет египетский мудрец Дуауф: «никогда не видел я, чтобы кузнец получал поручения, или золотых дел мастера с посланием, но видел я кузнеца за его работой, у отверстия печи его. Пальцы его были подобны крокодиловой коже, вонял он сильнее рыбьих отбросов. Рабочий, работающий теслом, устает больше, чем тот, кто пашет: дерево — поле его, мотыга его — бронзовое тесло. Ночью, когда он свободен, делает он больше, чем могут его руки и ночью жжет он огонь. Каменотес ищет работы по твердому камню. А когда она исполнена, руки его разбиты и устал он. Когда присядет он в сумерки, бедра его и спину ломит. Ткачу в его мастерской хуже, чем женщине. Его бедра прижаты к желудку и не дышит он воздухом. Дает он привратнику хлеба, чтобы тот выпустил его на свет… Совсем плохо сапожнику: вечно он попрошайничает… жует он кожу».

Рабство в Элладе и на эллинском Востоке так же носило ограниченный характер. Но положение трудового человека и там оставалось достаточно тяжелым.

Платон, видя противоречия социальной жизни своего времени писал: «Богатство развратило душу людей роскошью, бедность вскормила страданием и довела до бесстыдства».

Но принято считать, что расцвет рабовладения приходится на времена Рима.



В развитии Рабовладельческой формации ученые выделяют 3 этапа:
1) складывание - Греция «Гомеровской эпохи» (9—8вв. до н. э.), Италия (8—6вв. до н. э.);
2) утверждение и развитие - Греция эпохи полисов в период их расцвета (5—4вв. до н. э.), Италия времени Римской республики поздней поры (3—1вв. до н. в.);
3) распад - Римская империя на Западе (1в. до н. э.— 5 в. н. э.).

До того как рабский труд возобладал в производстве, мелкое крестьянское хозяйство составляло экономическую основу жизни римского общества. Однако уже к I в. до н. э. рабский труд стал доминировать в сельском хозяйстве. Шло разорение мелких собственников. Роль и значение свободного крестьянства в жизни страны заметно уменьшилось. По цензорским спискам можно отследить, как богачи, опутывая долгами тружеников, разоряли их, а затем задешево скупали все эти хозяйства.

По словам Дионисия Галикарнасского, в эпоху республики рабское население составляло примерно одну восьмую, а может быть только и одну шестнадцатую его часть, то затем, в период от взятия Рима галлами до 2-й Пунической войны, число рабов в Риме постоянно растет, достигая нескольких миллионов (лишь сельских рабов – 2 млн, при общей численности римского населения в 10 млн).
В большей или меньшей степени на протяжении всей римской истории существование рабского труда было важнейшей составляющей экономики. При слабом развитии технологий мускульная сила подневольных работников была единственной возможностью обеспечить выполнение сложных, трудоёмких, а зачастую, и опасных работ. Шахтёрское дело, обслуживание крупных сельскохозяйственных угодий, крупномасштабное строительство и т. д.
О величине работорговли можно судить по свидетельству Страбона, заметившего, что на крупнейшем в то время рабском рынке на Делосе ежедневно переходило из рук в руки несколько десятков тысяч человек.
Отношение римских рабовладельцев к своим рабам было в основном суровым и беспощадным и очень хорошо выражается в определении раба как такового. Они считали раба орудием на ряду с животным и неодушевлённым инструментом: instrumentum mutum — немое, неодушевленное орудие, instrumentum semivocale — обладающее полуречью орудие (домашнее животное) и instrumentum vocalе — обладающее речью орудие (раб).
Согласно римскому закону, раб считался не человеком, а частью собственности, а разница между господином и рабом была непреодолимой, фундаментальной, это было как бы два разных вида. Подобный взгляд являлся оправданием для жестокого обращения с рабами. Владелец мог жестоко наказать, искалечить или даже убить лично ему принадлежавшего раба, не неся в том ответственности перед законом.
Но подобное не могло продолжаться бесконечно. Римский уклад шел к своему разложению.
И отношение к труду сыграло в этом немаловажную роль.
Немецкий историк Т. Моммзен писал, что в древности ремесла в Риме имели куда большее значение, нежели в позднюю эпоху, когда за них взялась масса невольников, работавших на господ или трудившихся на них на оброке. Это видно хотя бы на примере песен. Древнейшие песни римлян прославляли не только бога брани Мамерса, но искусного оружейника Мамурия, умевшего изготавливать щиты, которые по качеству и красоте сравнивали с божественным щитом Вулкана. В древнейшем Риме «умение изготовлять из металлов плуг и меч шло рука об руку с умением ими владеть, и вовсе незаметно того высокомерного пренебрежения к ремеслам, которое мы находим там впоследствии».

То есть можно сказать, что творческая составляющая труда была изгнана или сведена к минимуму в эпоху рабовладения.

По сути дела, с презрения к ремеслу и забвения труда свободного земледельца и начался закат Римской республики.
Когда человеческое общество делится на трудовую и нетрудовую часть, с неизбежностью в буквальном смысле деградируют обе стороны.

Потому что культурообразующая составляющая явным образом утрачивается как у чересчур тяжело работающих, так и у совсем не работающих.
Угнетение трудового человека вело к тому, что в Риме появляются первые ростки борьбы рабов против эксплуатации их труда. Рабы и свободные бедняки начинают осознавать себя такими же людьми, как и господа. Знать и жрецы лишаются своего божественного ореола, вызывают у народа все меньшее благоговение и трепет.

Все мы помним восстание Спартака 74-71 или третью войну с рабами. В восстании участвовало более 120 тысяч рабов! Более трех лет регулярная римская армия не могла подавить их сопротивление.
Во многом идеи равноправия были подхвачены ранним христианством, которое говорило о взаимной любви людей, о жизни в простоте, о смиренном труде.
Кроме того, христианством отмечается воспитательное, развивающее значение труда, так по словам Оригена: “Бог создал человека существом, нуждающимся (в труде), с целью дать ему возможность всюду упражнять свои познавательные силы, и через это не оставлять его бездеятельным, чуждым таких знаний, которые приводят к искусствам; только этим путем для удовлетворения своих нужд человек и ставился лицом к лицу перед необходимостью производить технические изыскания”.
С другой стороны знать, презирающая труд и не чувствующая за собой никакой ответственности, постепенно погрязла в праздности, интригах, безудержной роскоши, разврате и чревоугодии, а это неизбежно привело к ослаблению политического и военного доминирования Рима. Рим начали теснить варварские племена.
Итак два полюса:

1. отчуждение человека в непомерном, антигуманном труде раба
2. отчуждение человека в праздности и полной беспомощности и разложении личности

привели к постепенному распаду рабовладельческой формации. Этот вывод дает нам право сказать, что отношение к труду, как к уделу низших слоев, а не как к механизму становления и развития человеческой личности и привело к распаду социальной ткани Римской империи.
К сожалению даже в средние века это понимание труда, творческой деятельности, как единственно перспективной формы существования человека (гуманистическая ценность) все еще не формируется. И хотя рабы и крестьяне ведут борьбу за ослабление гнета, о возвращении труду творческой составляющей мало кто говорит. Тем более не хотят говорить об этом высшие слои знати.

Нельзя, конечно, не отметить, что с усилением роли христианства в области социального регулирования произошли изменения, но для решения проблемы отчуждения человека это не имело решающего значения.

Феодализм



Феодализм в Западной Европе, по ряду концепций, стал устанавливаться ещё в V веке нашей эры в поздней Римской империи. Затем в Средние века он стал господствовать в Европе вплоть до буржуазных революций. Отличительными чертами феодализма в Западной Европе были высокая степень политической децентрализации, дуализм светской и духовной властей, специфика европейского города как центра ремесла и торговли.
После завоевания Римской империи германскими племенами многие вожди варваров были ассимилированы и приняли христианство. Эти вожди получили титулы королей или герцогов. В Европе постепенно сформировалась феодальная общественно-экономическая формация, вобравшая в себя древнегерманские формы управления, основанные на вассальной присяге и подчинении.

Говоря шершавым языком ЖЖ, порядка при феодализме было немного. Светская власть бывших вождей и священная власть христианского духовенства постоянно выясняли отношения между собой. Кроме того новоявленные герцоги, короли и другие аристократы тоже не очень-то жаловали друг друга. А народ пытался понять, как же ему сохранить свою шкуру и более-менее сориентироваться в этом мире на тему, где добро, а где зло. Основными проблемами той эпохи считаются:

1. Частые внутренние междоусобицы, которые вели между собой владетельные сеньоры, не знавшие для себя никаких писаных законов, часто к этим усобицам подключалось и духовенство, сильно компрометируя этим самое себя;
2. Распространенные ереси, согласно которым всякий может верить по-своему и общаться с Богом напрямую, без ненужного никому посредничества со стороны духовенства;
3. Желание значительной массы простых крестьян если не равенства, то, по меньшей мере, большей справедливости.

Ответом на эти опасности и стала Теория трех сословий, о которой Жан Флори пишет следующее:

«Перед лицом этих трех опасностей надо было создать для общества идеологическую схему, которая бы зафиксировала роль и обязанности каждого его члена:

- Пусть воины сражаются, но не как угодно, не когда угодно и не с кем угодно. В это время начнутся установления «мира», которые поставят пределы военной деятельности и тем самым превратят воинов в некое сословие, которым они прежде не были.
- Пусть монахи молятся, а миряне не занимаются делами, находящимися в ведении церкви.
- Пусть, наконец, крестьяне трудятся в поте лица своего, ибо так угодно Богу. Их деятельность полезна, необходима. Почтенна, но имеет сугубо подчиненный характер.

Вспоминая, что век назад король Альфред Великий уже выдвинул этот принцип: чтобы король хорошо выполнял свою роль, у него должны быть люди молитвы, войны и труда, Эльфрик в 995 г. в рассуждении после проповеди, посвященной Маккавеям — царям-воинам, которым тоже приходилось бороться с захватчиком, ставит вопрос: Qui sunt oratores, laboratores, bellatores [Кто такие молящиеся, трудящиеся, воюющие?]?…
Совершенно ясно: для священника-монаха Эльфрика в основе всего — laboratores. Это «те, кто своим трудом дает нам возможность выжить. Oratores — это те, кто ходатайствует за нас перед Богом; bellatores — это те, кто защищает наши города и охраняет нашу землю от войска захватчика».


Очевидно, что с одной стороны такая теория защищает человека труда, но с другой ставит его в безусловно подчиненное положение, что не может устраивать самосознание человека труда, который уже с достаточной долей недоверия смотрит на скомпрометировавшие себя регуляторы в виде культа и власти силы.
Тенденция к освобождению человека от гнета эксплуатации шла параллельно с тенденцией возврата труду гуманистической ценности. То есть тяжелый труд не переходил в безделье, а приобретал черты творческого труда. В ходе исторического процесса характер труда изменяется в направлении уменьшения степени принуждения, с одной стороны, и увеличения участия трудящихся в распоряжении продуктом своего труда, с другой.

Конечно, в те времена таким образом вопрос о труде никто не ставил. В те времена все громче раздавались голоса тех, кто просто решил бороться за освобождение народа. Вопрос признания за человеком труда места под солнцем, признания трудовых заслуг на фоне морального разложения светской власти, погрязшей кроме того в междоусобицах и проблем церкви становится одним из ключевых.
Как относились к труду и проблемам социальной регуляции светские власти, мы уже видели на примере предложенной теории трех сословий. Знать, конечно, не стремилась отказываться от своих привилегий.

Как относились к труду служители культа в эпоху феодализма можно рассказать на примере статьи «Заметки о труде в христианской традиции». Сомина Николая Владимировича.
В православии с одной стороны «Труд рассматривается как метод укрощения плоти, как способ достижения смирения, как средство борьбы с разными одолевающими монаха страстями, но не как производственная категория. Златоуст замечает: «Что узда для коня, то работа для нашей природы» /III:187-188/. «Тот, кто занят работой, — говорит Иоанн Злато¬уст, — не скоро допустит что-либо излишнее в делах, и в словах, и в мысли, так как вся душа его совершенно предана трудолюбивой жизни». К такому пониманию труда у святых отцов присовокупляется еще одна тема – труд как наказание за грехопадение. Не раз повторяется: «в поте лица будешь есть хлеб твой» (Быт.3,19). Теперь все будет доставаться человеку тяжким трудом. И поэтому труд постоянно рассматривается как тяжесть, как работа (от слова «рабство», ибо труд закабаляет). Собственно поэтому он и служит в качестве аскетического упражнения. Но правда указывается, что труд – не только наказание, но и «внушение и вразумление и врачевство против ран, происшедших от греха» /III:188/. Вот еще любопытное высказывание Златоуста: «Трудом Писание обыкновенно называет грех» /XII:1048/: «Под языком его труд и болезнь» (Пс.9,28). Он противопоставляет трудам мирским благодатный труд достижения добродетелей.
Но есть в православии и другая тенденция (хорошо, кстати, описанная в работе Н.Н Фиолетова «Очерки христианской апологетики» [6]). Предназначенная более для мирян, она не только рассматривает труд как положительную категорию, но определенно трактует его как добродетель.
Так, Максим Исповедник указывает на то, что человек в первоначальном состоянии был призван совершить многие подвиги во вселенной, и в конце концов достичь окончательного обожения. И причем, из текста можно заключить, что все это должно достигаться в том числе и трудом. И более того, Максим Исповедник специально указывает, что Господь и в Эдеме не оставил человека праздным, а дал ему в заботу возделывание сада. Но труд этот совершенно иной – творческий.
Златоуст отмечает моральный аспект труда: «Не станем стыдиться ремесел и будем считать бесчестьем не работу, но праздность и безделье» /III:187/. Святитель Василий Великий говорит, что «намерение благочестия не должно служить предлогом лени и бегства от работы, а побуждением к еще большим трудам». Однако такого рода высказывания довольно редки, даже у Златоуста или Василия Великого. И кроме того, у этих святых отцов прямых высказываний том, что добросовестный бескорыстный труд спасителен, мы не находим.
Если посмотреть на вопрос исторически, то можно заметить, что первая тенденция (монашеско-аскетическая) победила, и неудивительно ¬– монашество в православии всегда считалось эталоном христианской жизни. Аскетическая направленность имеет несомненную положительную сторону, отвращая паству от стяжательства (даже трудового). Однако представляется, что вследствие недооценки второй тенденции в православном понимании труда получился определенный перекос – труд по преимуществу рассматривается как тяжелое, но необходимое послушание за первородный грех. Но где же иные понятия о труде: труд как средство спасения? труд по любви к ближнему? труд как радость? труд как творчество? труд как приближение к Богу? труд как высокая добродетель? Все это, безусловно, есть в православии, но присутствует скорее как отдельные богословские мнения святых отцов, но не как основной лейтмотив православного богословия. Кроме того, обе тенденции трактуют труд в сугубо личном плане с ориентацией на индивидуальное спасение и избегают рассмотрения труда как общественного явления».
«Католическая традиция (до недавнего времени) действительно больше ценила обычный, повседневный труд и считала, что честное и добросовестное исполнение своих трудовых обязанностей спасительно. Однако все равно более высокое место в способах спасения занимают такие традиционные средства как молитва, храмовое благочестие, таинства, благотворительность. В соответствии с этим католики выстраивают свою ценностную иерархию профессий, где высшую строчку все равно занимают монахи».


Далее важно, что в эпоху реформации многое меняется.

«Вот в протестантизме ситуация кардинально меняется. Отрицая монашество, протестантизм вместе с этим стал умалять и связанные с этим добродетели. Больше монахи не являются образцом для христиан, и взоры протестантских богословов обращаются к мирянам, занятым повседневным трудом. В результате труд и профессиональная деятельность в протестантизме приобретают высокий сотериологический статус. По М. Веберу, профессиональная удача является признаком спасения (у кальвинистов). Но и лютеране тоже рассматривают профессиональное призвание («Beruf») как идущее от Бога. Иначе говоря, Бог ставит каждого человека в профессиональном плане на свое место (это и есть beruf), и если человек достойно на этом месте трудится, то оно оказывается для него спасительным».

Крестьянство же, не мудрствуя о высоких материях, просто мечтало об облегчении своей участи и даже иногда восставало против феодалов.
Есть масса информации о средневековых крестьянских восстаниях.

Стремление к более легкой участи находит свое отражение и в фольклоре. Уставшие от трудов крестьяне любили рассказывать друг другу всевозможные байки о сказочной стране, где работать никому не надо, можно бездельничать хоть целый день, наслаждаясь при этом всем, что только пожелаешь, и прежде всего едой. Эту страну, где текут молочные реки в кисельных берегах, в Италии называли Кукканья, в Англии — Кокейн, во Франции — Кокань, в Германии — Шлараффия.
Как ни удивительно порой труд мог восприниматься и как некоторое преимущество крестьян перед сеньорами. История сохранила память о популярных проповедях лоллардов в Англии в XIV веке на тему: «Когда Адам копал землю, а Ева пряла, кто был дворянином?»

Итак, феодальное средневековье пытается переосмыслить свое отношение к труду. Конечно в условиях, когда труд сам по себе чрезмерен, тяжел и подневолен сделать это очень сложно. Но нельзя не отметить серьезные успехи на этом пути. Даже самая тяжелая работа уже могла стать высоким мастерством. Например, кузнец мог достичь такого мастерства в своем деле, что слава о его мечах, или прекрасных предметах ковки гремела за пределами его деревни или области. К таким мастерам специально ехали за многие километры, чтобы заказать у него добрый меч. Им соответственно и платили. Мастер испытывал гордость от своей работы, стремился достичь новых высот, изобрести новые технологии обработки металла. Каждый, мастер наращивает свое мастерство всю жизнь, он проходит становление в труде, обретает смысл, авторитет и вес в обществе. Это и были зачатки нового подхода к труду. Культурного, творческого подхода, когда на первом месте стоит не вознаграждение, а творчество, а вознаграждение является следствием мастерства и творчества.

Некоторый дополнительный сдвиг в отношении к труду произошел с увеличением доли умственного труда. Приближалось осознание человеком важности деятельностного начала как такового. То есть труд переставал быть просто физической работой. Стало понятно, что и умственная деятельность - это тоже труд.
Но даже к концу Средневековья труд все еще воспринимался как работа, тяжелая деятельность ради удовлетворения примитивных потребностей.
«Так средневековье переосмысливало значение труда в жизни. Из проклятья, тяготеющего над родом человеческим, труд превращался в призвание. Уяснение достоинства трудовой деятельности было составной частью общего процесса роста человеческого самосознания. Однако это повышение общественной оценки труда до конца средних веков оставалось все же не более как тенденцией. Получить полную реабилитацию в феодальных условиях труд не мог».

1. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры - Монография. М.: Наука, 1972 г.

2. Владимир Борисович Миронов - Древний Рим

Продолжение следует
Tags: труд, формации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments