tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Чиновник, директор, учитель и конкуренция



На днях поговорила с человеком, взгляд которого на реформы в образовательной сфере сильно отличается от моего. Поэтому не могу не поделиться наблюдениями.

Беседа проходила сразу в нескольких плоскостях, поэтому выглядела несколько сумбурно, но все же попытаемся прояснить позиции.
Мой оппонент считает, что нормативно-подушевое финансирование, эффективные менеджеры в качестве директоров и непрозрачная схема поощрения учителей – это данность, которую уже даже обсуждать не стоит. Надо искать в этом плюсы.
Так, например, в условиях подушевых выплат (внимание!) слияние школ - это хорошо, потому что при слиянии плохой школы с хорошей, хорошая школа своим подушевым доходом поможет выжить плохой. То есть плохая школа – школа, где мало учеников (причины кого-то волнуют?) – может дойти до такого состояния, когда на выделяемые государством деньги, она просто не сможет существовать и ее закроют. А если школа находится в маленьком поселении? Или учеников на две школы мало, а на одну много? На основе каких критериев рассчитывали подушевое финансирование? Чем было плохо независимое от числа учеников содержание школ? Государство не может себе позволить финансировать школы? Тогда надо признать, что у нас кризис. Вот только что-то по наглой морде лицу Чубайса на корпоративе не видно, что у него кризис. Почему тогда надо сокращать финансирование школы - социальной структуры, где формируется наше с Вами будущее?
Но мой оппонент считает, что экономить на школах – это нормально.
Ведь и подушевая оплата, и эффективные менеджеры и поощрение – это все ведет к стимуляции коммерческой активности школ, а это и есть – тот курс, по которому уже неизбежно проследуют все области человеческой жизнедеятельности в нашей стране (читай, рано или поздно все станет платным).
В каждой фразе моего оппонента скользит полнейшая уверенность, что свободный рынок, конкуренция - это благо, это такая система, при которой «хорошие учителя» всегда будут оказываться в выигрыше, потому что они же «лучше стараются».
Но как эта схема работает на практике применительно к школе? что значит хорошие учителя? В чем они будут выигрывать и что значит стараться?
Целью учителя по определению должно стать воспитание и образование будущих поколений. Этой целью согреты разум и душа педагога, завуча, директора и даже уборщицы в школе. Когда педагог думает об этом, его работа превращается в искусство, в достойное восхищения, уважения и преклонения мастерство, питающее авторитет учителя в коллективе и среди родителей. Но мотивация к такому труду это никак не деньги. Деньги – это средство для обеспечения нормальной жизни любого человека, и если в государстве заинтересованы, чтобы будущие поколения были хорошо образованны и воспитаны, то на зарплатах учителям экономить не будут (а если и будут, то только в условиях жесточайшего кризиса, но тогда надо уже это признать).
Подобное определение целей учителя и обязанностей государства по отношению к нему, конечно, не исчерпывает всей проблематики. Этот подход только ставит вопрос в полный рост. Вопрос сути образования, сути мотивации и той системы, которая должна быть построена в образовательной сфере в будущем.
Для коммерциализаторов же этот вопрос не стоит вообще, у них нет никаких сомнений, что предлагаемая ими схема будет наилучшей и позволит поднять падающий уровень качества образования.
Но давайте все же отметим, что коммерция это по сути зарабатывание денег. Да и сами коммерциализаторы не скрывают, что да, школа должна зарабатывать деньги. А значит и целью учителя станет зарабатывание денег. Мотив учителя очевидным образом смещается на деньги.
И тогда в реальности получается следующая картина.
Чиновники, директор и учителя.
Цель учителя - заработать как можно больше денег. Потому что медицина платная, ЖКХ растет, цены в Седьмом континенте кусаются. Опять же и машину хочется, и отдохнуть как люди, и одеться в бутиках, и на стрижки с маникюрами тоже надо не реже раза в неделю сходить. Кроме того телевизор с холодильником обновить пора, да и мебель тоже испанскую надо бы. И вообще, почему это кто-то у нас может себе позволить на яхте кататься, а учитель должен на всем экономить. Нет господа, так не пойдет.
Цель директора – чтобы все были довольны, всё выглядело благопристойно и тоже заработать как можно больше денег (в идеале, конечно столько же, сколько Ходорковский).
Цель чиновника – сэкономить бюджет, но при этом заработать как можно больше денег себе.
Заметьте, что я говорю о мотивации вообще, а не о том, что кто-то там что-то украл…



Стратегия учителя при этом будет состоять в том, чтобы по максимуму ублажить детей, родителей и директора. Потому что если этого не сделать, то испортишь видимость благопристойности, а значит, лишишься премии, которую назначает директор.
Стратегия директора будет заключаться в том, чтобы наладить хороший контакт с вышестоящим чиновником, как можно меньше отсвечивать, и быть готовым к новым переменам, которые чиновники будут предлагать в условиях коммерциализации: «Перевести службы на аутсорсинг? Пожалуйста! А в какую фирму обратиться? Да-да, конечно, вам лучше знать»!
Безусловно, многих учителей, такой подход возмутит. Потому что:
Во-первых, в таких условиях учить детей невозможно. Ведь процесс обучения включает в себя много аспектов, которые могут послужить причиной нарушения благопристойности. Так соблюдение дисциплины, взыскания, порицания, низкие баллы могут вызывать фрустрацию, неудовольствие ребенка, а вслед за ним и родителей. И они могут пожаловаться директору. Боже мой, какой скандал. Такого учителя нельзя держать в школе. Если же учитель посмеет еще и пожаловаться, то и вообще не имеет он права носить высокое звание предпринимателя, ой, то есть педагога.
Во-вторых, не все могут выдержать атмосферу безропотного подчинения и заискивания перед директором. Но как иначе? Покритикуешь директора, лишишься премии. Вот и вынуждены учителя выбирать между истиной и собственной выгодой. Сделавшие свой выбор сбиваются в группы, и, конечно, в выигрыше оказываются те, кто выбрал сторону директора.
Стоп! Вот оказывается, что значит быть хорошим учителем, что значит стараться и как оказаться в выигрыше! В ущерб образовательному процессу угодничать перед всеми.
Тут мой оппонент возмутился и сказал, что все жалобы внимательно рассматриваются и плохие директора увольняются.
Я задала ряд вопросов:
1. А нет ли у департамента заинтересованности сохранять ранее поставленных директоров в ущерб возмущенным учителям?
2. Многие ли пойдут жаловаться в условиях неизбежного психологического прессинга? Особенно если уже понятно, на чьей стороне департамент и есть примеры перед глазами.
3. Если директоров так по щелчку увольняют, то откуда берутся новые? Ведь количество кадров ограниченно.
4. А есть ли гарантия, что в неразберихе не пострадают невиновные директора или учителя?
5. А много ли у департамента образования ресурсов, чтобы внимательно разбирать каждый конфликт?
6. А не лучше ли, в конце концов, задуматься о том, чтобы построить такую систему, в которой учитель не будет беззащитным и безмолвным рабом?

На что мне было сказано, что другие системы работают еще хуже. А вот в этой системе после отсева самых плохих учителей и директоров в школах наладится тишь и благолепие.

Да, и тут я согласилась. После удаления из школ независимых, понимающих, опытных учителей там останутся на все готовые люди, знающие, что никуда их больше не возьмут и безропотно подчиняющиеся ради премии любым требованиям директора.
А директор превратится в эдакого царька, который будет в праве безнаказанно орать, швырять в учителя канцелярскими принадлежностями и заявлять: не нравится – уходите, у нас вон очередь из таких стоит.
Вот такие вещи происходят на практике и не в одной школе.

Еще на тему тут.

Если переводить обсуждение на более общий уровень, то получается, что под старую песню о свободной конкуренции в школах выстраивается схема, когда высший руководящий состав, смыкаясь с чиновничеством, приобретает безраздельную власть над рядовыми учителями. Первые формируют класс педагогической элиты, а вторые класс педагогических пролетариев. Слово «педагогический» по желанию можно убрать.

Еще раз отметим, что даже при выделении государством вполне приемлемых денег (что очень сомнительно), жажда все большего заработка приведет к тому, что львиная доля денег осядет в карманах чиновников, еще часть останется в кармане директоров. А учителя, как уже и происходит, останутся у разбитого корыта.

Налицо социальное и классовое расслоение.

Я подняла эту проблему совершенно не для того, чтобы уличить кого-то в коррупции или заведомо неправильной политической стратегии.

На сегодняшний день мне важно было показать, что в условиях коммерциализации системы хорошего образования нет и быть не может. Потому что коммерциализированный учитель (как и врач, как и художник, если хотите) не может обеспечить процесс обучения на том уровне, который необходим, чтобы ребенок понял, усвоил и закрепил учебный материал, приобрел необходимые для взрослой жизни навыки и умения, сформировал адекватное представление о мире и его законах. Даже при условии, что школа полностью напичкана самыми современными вспомогательными средствами, такими как компьютеры, новые парты, доски, проекторы. Даже если в школе чистые туалеты и хорошая столовая.

За разговорами о преимуществах свободного рынка вообще, мы не заметили, что нас втянули в грязную игру. Мы не замечаем, что свободный рынок – это манипуляция и миф, который Запад использует для приобретения себе новых рынков сбыта и новых сфер влияния. Страна же принимающая эти правила игры не получает ничего, кроме зависимости, разрушения народного хозяйства и нищеты подавляющего большинства населения.

Пойдя в перестройку на поводу у западных доброжелателей, мы спасли западный капитализм от быстрого краха, дали им шанс за счет нашего обнищания пожить хорошо еще 25 лет.

Но на этом все заканчивается. У капитализма нет перспектив развития. И первые, кто почувствует на себе его упадок – это страны периферийного капитализма.

В условиях, когда весь мир находится перед глобальными вызовами. Мы не имеем права продолжить делать ошибки. Мы должны выйти из ситуации аборигенов, которым колониальные пришельцы всучили яркие, но бесполезные бусы из стекляшек, в обмен на настоящее золото.

В России, стране с богатыми гуманистическими традициями не приживется бесчеловечная система угнетения слабых под видом свободной конкуренции.

Нам, всем республикам постсоветского пространства необходимо понять, какой проект пытается реализовать Запад и понять, какое место в этом проекте уготовано нам. Какие у нас могут быть конкурентные преимущества, и как мы можем их использовать.
А это невозможно сделать без открытого признания того, что рыночные регуляторы во многих сферах не просто не действуют, они являются разрушительным мифом!

Особенно в социальной сфере, о которой я уже говорила здесь.

После признания этого факта необходимо построить здравоохранение, науку, образование, искусство на другой, некоммерческой основе, на такой основе, где будет процветать не погоня за наживой, а творческий подход, любовь к своему делу и осознание того, что от выполнения этой задачи зависит жизнь или смерть не только России и республик постсоветского пространства, но и всего мира.

И отчасти в этом состоит мессианская претензия России.

Tags: коммерциализация, реформа образования, социальная война, социальный риск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments