tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Скользим вниз или летим вверх?

Согласно Российскому статистическому ежегоднику за 2013 год количество общедоступных (публичных) библиотек неуклонно падает. С 62,6 тысяч в 1990 году их численность упала до 40,8 в 2012 году. А это на 15,3 тысячи ниже уровня 1940 года!

То есть практически с начала перестроечных реформ библиотеки либо не находят себе места в новой концепции культурной жизни, либо перестали финансироваться из экономических соображений.
Ставя перед собой задачу целостного понимания любой проблемы, ее возникновения и путей разрешения всегда необходимо вглядываться в ретроспективу.
Так давайте взглянем на историю публичных библиотек в России.
Первые прототипы народных библиотек, так называемые избы-читальни появились в деревнях, России еще в 19 веке, а уже широкое распространение получили в первые годы советской власти наряду с рабочими клубами и народными домами.
Начиная с 1918 года, перед Наркомпросом ставится задача об ускоренной разработке принципов библиотечного дела в России. И эта задача уже не выпускается из виду на протяжении всей истории СССР.
В некоторых национальных республиках были созданы передвижные избы-читальни, назывались они красные чайханы, красные чумы, красные юрты и др.
Избы-читальни играли значительную роль в ликвидации неграмотности и политического невежества среди крестьянства. Одной из их основных задач было приобщение населения к знаниям (в томи числе и к с\х знаниям), к культуре. Здесь формировалось уважительное отношение к книге, прививалось понимание необходимости чтения. С людьми разговаривали простым языком плаката: «Книгу, товарищ, смело бери», «Тракторист, доярка, скотник – ты без книги не работник», «Вместо беленькой бутылки, лучше в книге посмотри картинки».

Безымянный1

Вот как М.И. Калинин отзывался немного позже о работе заведующих избой-читальней:
"Работа избачей — дело трудное, но благородное и увлекательное. Это — работа для души. Человек чувствует, что он несет просвещение в массы. Что может быть увлекательнее, когда сознаешь, что ты расширяешь умственный кругозор народных масс".
А вот что писала Н. К. Крупская:

"Книга – могучее орудие общения, труда, борьбы. Она вооружает человека опытом жизни и борьбы человечества, раздвигает его горизонт, даёт ему знания, при помощи которых он может заставить служить себе силы природы. Книга — орудие труда. Но не только. Она приобщает людей к жизни и борьбе других людей, дает возможность понимать их переживания, их мысли, их стремления; она дает возможность сравнивать, разбираться в окружающем и преобразовывать его. Нельзя думать, что возможен социализм в стране, где люди не умеют читать, не умеют пользоваться книгой. Социализм означает ведь не только переход орудий производства в общественную собственность, социализм означает умение коллективно работать, коллективно творить, предполагает глубочайшие коллективные переживания. Речь при этом идет не о десятке человек, а о массах, о миллионах. Разве все это возможно при неумении пользоваться книгой"?
Серьезность отношения к избам-читальням подчеркивает тот факт, что уже в 1919 году советские архитекторы стали разрабатывать внешний вид этих сооружений.
Об этом подробно пишет Селим Хан-Магомедов в книге "Архитектура советского авангарда".
«Уже в 1919-1920 гг. в двух архитектурных мастерских, руководимых тогда И.Жолтовским, был проведен конкурс на проект избы-читальни… Не случайно, когда встал вопрос, что показать на Парижской выставке 1925 г. как ростки новой культуры в социалистическом государстве, были выбраны два объекта - рабочий клуб и изба-читальня… Сама изба-читальня и все ее оборудование были представлены в макетах, причем макет был электрифицирован… Здание окрашено в белый цвет, его углы выделены красным; на коньке крыши надпись "Изба-читальня". Над входом трибуна для оратора, а над нею - метеорологическая будка с флюгером, электрические часы, радиомачта с громкоговорителем. Предусмотрено приспособление для установки киноэкрана. Летняя веранда предназначалась для чтения и связи с улицей - считалось, что у читающего должна быть возможность сообщать новости проходящему товарищу… Изба-читальня была рассчитана на 250 человек. В ней были оборудованы отдельные "уголки": ленинский, сельскохозяйственный, женский, молодежный, военный, пионерский, радиолюбительский и др… Элементы оборудования сделаны трансформируемыми. Так, читальные столы могли превращаться в скамейки со спинками, а стойка библиотекаря - в подмостки для сцены (при этом верхняя крышка стойки для сохранности полированной стороной переворачивалась вниз). Кроме того, для избы-читальни были разработаны вешалка для раздевальни, радиовитрина и библиотечный шкаф».

Но по мере роста уровня образования и увеличения доступности книг, изба-читальня во многом утрачивает свое значение, и на смену ей приходят библиотеки и дома культуры.
Уже в 1927-ом году в СССР было 16,9 тыс. библиотек, а в 1932-ом году - 18,1 тыс. К 1950-му году численность библиотек достигла 59,4 тыс. И эта тенденция роста сохранялась вплоть до 1990 года, когда начался спад.
Нельзя не понимать, что наращивая такими темпами количество публичных библиотек советская власть стремилась к скорейшему свершению той "культурной революции" о которой говорил В.И.Ленин в своей статье "О кооперации".
Работа по созданию библиотечной сети шла в тяжелейших экономических условиях. Не хватало финансирования, не было помещений, не издавались новые книги, перед страной стояли другие, казалось бы, более важные практические задачи, требовавшие ресурсов.
Но все эти проблемы не смогли отодвинуть на задний план понимание того, что без повышения уровня культуры, без постройки прочного фундамента духовной жизни, все достижения в жизни практической окажутся неустойчивыми и хрупкими.
И именно книга, должна была стать для советского человека мостом в высокую культуру.
А обеспечить встречу книги и человека и предстояло публичным библиотекам. Эта форма работы с книгой в сложных экономических условиях оказывалась наиболее эффективной.
Но совершить культурную революцию на практике оказалось куда труднее, чем это казалось в теории. Чтобы повысить интерес к посещению библиотеки, предлагались различные способы организации библиотечного пространства. Процитируем еще раз Н.К.Крупскую:

"На стенах должны висеть карты, план города, рекомендательные списки книг по тем или другим вопросам и т. п. В читальне должен быть также стол с чернилами и бумагой, за который желающие могли бы садиться, чтобы делать себе выписки из книг или какие-либо заметки. Надо, чтобы тут же в читальне можно было покупать почтовую бумагу, конверты и марки, чтобы тут же писать письма. Должна быть полка с вновь вышедшими книгами и брошюрами — полка, также открытая для свободного пользования. Конечно, очень хорошо будет, если тут же будет открыта торговля книгами и брошюрами и тут же будет приниматься подписка на газеты".
Крупскую волнует отсутствие серьезного интереса к библиотекам, и поэтому она говорит о дополнительных способах привлечения читателей. Но не стоят ли сейчас перед библиотекой те же проблемы?
Не звучит ли эхо тех исканий в предложениях поставить в библиотеках торговые автоматы, терминалы оплаты, проводить выставки современной моды? Возможно, с поправкой на технологии. Но если Крупская пишет это в начале XX века, то М. Фетисов пишет это в начале XXI века, когда у него перед глазами есть опыт целой культурной эпохи, во времена которой библиотекам не требовалось ни автоматов, ни выставок моды.
Много говорит Крупская и про передвижные библиотеки. На пример стоит вспомнить ее слова:
"Передвижка может быть дешевой формой, которая в настоящее время будет обслуживать всю волость".
Скажи читатель, тебе это ничего не напоминает?
Как тут не вспомнить Е.Ю.Гениеву с ее обновленной идеей передвижек: "Библиомобиль (его официальное название — ≪кибо≫ звучит на японский лад) на самом деле имеет прямое отношение к сюжету модернизации. В библиотечной практике издавна существовали передвижные библиотеки. Когда-то их роль выполняли книгоноши, потом — библиотечные повозки, грузовики, автобусы, бороздившие российское бездорожье..."

Куда же зовет нас госпожа Гениева, господин Фетисов, господин Куприянов? С чем все эти люди сравнивают нашу современную ситуацию? С началом XX века? Вместо борьбы за сохранение и увеличение числа стационарных публичных библиотек, что только и пристало высокоразвитой стране, нам предлагают вернуться во времена передвижек?

Хотя с другой стороны, если задача просвещения перед Россией уже не стоит (по словам господина Куприянова), то конечно, вполне можно обойтись передвижками, семейными развлекательными центрами. Ведь именно это предлагают нам в качестве новой идентичности библиотек.
Нам в таком случае уже не нужно повышение качества духовной жизни, нам нужны услуги и развлечения.
В этой матрице библиотеки вынуждены конкурировать с кафе, спортзалами, торгово-развлекательными центрами, кинотеатрами, клубами. И они неизбежно проигрывают. Ведь кто пойдет смотреть кино в библиотеку, если есть кинотеатры с огромными экранами. Кто поведет ребенка на выставку мягкой игрушки в библиотеку, если можно на целый день пойти в торгово-развлекательный центр.
Конечно, если библиотека захочет, она сможет на равных конкурировать с кафе, но только полностью переделавшись в таковое. И тогда нужно признать, что борьба за библиотеку, а вместе с ней за просвещение полностью проиграна.
Именно это нам и предлагают сделать.
Да, нельзя не признать, что культурный провал в России достиг за последние двадцать лет небывалых масштабов. Применение деструктивных социальных технологий принесло свои плоды. Ориентация общества на массовую культуру неизбежно привела к снижению интереса к книге.
Согласно исследованиям NOP World В 2005 году россияне перестали быть самой читающей нацией, уступив не только индийцам и китайцам, но и таиландцам, филиппинцам и египтянам.
Культура стала чем-то утилитарным, почти что излишним.
Но почему же вместо борьбы за высокую культуру нам предлагается вывод, что это процесс естественный, обусловленный ходом развития цивилизации? Мол, нельзя требовать тяги к творческому освоению мира от людей, чья жизнь стала бесконечным поиском новых ощущений.
А если лично вам хочется духовного роста, то идите в те немногие места, где эти цели все еще заявляются, но не мешайте внедрять в публичных библиотеках новые модели работы.
Подобную концептуализацию проблемы можно нередко услышать и в самом библиотечном сообществе от идеологов реформирования библиотек.
Неужели тяга к высокой культуре никогда не возродится, и больше никто и никогда не будет искать в книгах ответы на извечные вопросы о смысле бытия, о законах мироздания, о жизни и смерти, о любви и ненависти?
Давайте вернемся к рассмотрению советского опыта.
Во времена системного кризиса молодое советское государство не пошло на поводу у масс, занятых решением своих насущных проблем. Ведущие специалисты того времени подключались к процессу приобщения рабочих и крестьян к чтению. Если люди не могли самостоятельно вступить на мост ведущий их к культуре, им предлагалось делать это коллективно. Но ни у кого не возникало идеи заменить просвещение развлечением.
Возможно сейчас люди мало берут книги в библиотеках и ходят туда не так часто, но им, как и во все времена, необходимы ответы на вопросы, которые жизнь неизбежно ставит перед человеком.
Именно за этими ответами он и пойдет в библиотеку, если сами библиотекари осознают свою задачу таким образом.
Лекции ученых, исследователей на серьезные темы, начиная от литературы и заканчивая естественными науками обязательно привлекут молодежь, которая сейчас довольствуется некачественными видеороликами из интернета. Составление планов по интересующей читателя теме так же может стать отправной точкой для частого посещения библиотеки заинтересованным молодым человеком.
Ведь вся мировая история проникнута поисками ответов на вечные вопросы, а результаты исканий переданы предыдущими поколениями в дар потомкам и бережно сохраняются на библиотечных полках. В этом и состоит главная ценность библиотеки.
Библиотека должна дать ответ на вызов, но не вызов собственного разрушения, а вызов дальнейшего развития человека.

Tags: библиотека, регресс, социальный риск
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments