tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Леонардо Бруни - преемник идей гражданского гуманизма во Флоренции

«Однако по прошествии времени военные действия начали вести при помощи чужеземных наемников, и тогда стало казаться, что могущество государства зависит уже не от народа, но от знатных и богатых, поскольку они платили коммуне большие деньги и проявляли гораздо большую заинтересованность в том, чтобы участвовать в советах, нежели в битвах». Леонардо Бруни




Переходя к следующему представителю итальянского гражданского гуманизма, стоит напомнить, что сама эта этико-политическая доктрина родилась как ответ на изменяющиеся исторические и экономические условия жизни во Флоренции. Как уже было сказано в предыдущих постах, Данте, Петрарка, Салютати стремились дать своим согражданам ориентиры, наметить пути, следуя которым, можно достичь личного и общественного блага. Героическая эпоха борьбы против феодализма придала мощный импульс развитию демократических институтов, а гуманистическая доктрина обеспечила мощную идейную подпитку происходящим процессам. Все это позволило Флоренции достигнуть непревзойденных успехов в экономическом развитии.



Но флорентийское общество в частности «жирный народ» под воздействием множества факторов оказалось подвержено уклонению от магистрального направления гражданского гуманизма.

Крупным объединением гуманистов гражданского направления был кружок Колюччо Салютати, откуда вышел и один из известнейших его учеников Леонардо Бруни.



Леонардо Бруни (1369, или 1370, или 1374 – 1444) – лидер гуманистического движения (и не только гражданского гуманизма) начала XV века. Ученик Колюччо Салютати, ставший его идейным наследником и продолжателем в деле развития и распространения «гражданского гуманизма». Теоретик гуманистической этики, основоположник гуманистической историографии. Страстный патриот Флоренции, убежденный сторонник республиканизма. Леонардо Бруни оставил серьезное творческое наследие. Его работы охватывают различные области гуманитарных наук: «моральная философия», история, филология, политика, педагогика. Много переводил с греческого на латинский, в том числе Платона, Плутарха, Демосфена, Ксенофонта, а так же «Никомахову этику», «Политику» и другие сочинения Аристотеля. Стоит ли говорить, что эти переводы открыли новую страницу в обсуждении вопросов морали и норм общественно-политической жизни.

Бруни ставил и с блеском решал вопрос о соотношении общественного и индивидуального в жизни человека. Продолжая аристотелевскую мысль, что человек - существо общественное, считал, что именно социальные взаимодействия обеспечивают наиболее полное раскрытие задатков человека, и что во взаимном функционировании личности и общества снимается противопоставление частного и общего.

Принято считать, что именно Бруни первый употребил слово «гуманист». Гуманистом по Бруни мог считаться только человек, глубоко погруженный в идеи studia humanitatis, обладающий высокими нравственными установками и доблестью (virtus). Становиться гуманистом, Бруни призывал каждого человека независимо от его социального статуса, знатности и богатства.

Бруни завершил оформление гражданского гуманизма, как идейной основы республиканского политического строя.

Леонардо Бруни родился в Ареццо (и, как это было обычно в те времена, взял себе прозвище Аретино). О семье мыслителя известно только то, что это было небогатое семейство, а значит та известность, которой он добился, целиком является заслугой самого Бруни.

Учился будущий философ-гуманист в Равенне и Флоренции. Он получил юридическое образование и принадлежал к цеху нотариусов. Но позже Бруни посвятил себя изучению риторики, грамматики и литературы во Флоренции, где его учителем был Джованни Мальпагини (Джованни да Равенна), который в свою очередь был учеником самого Петрарки и его секретарем. Греческий язык Бруни изучал под руководством уже небезызвестного читателю по предыдущим постам византийского грека Мануила Хрисолора.

Идейное становление Леонардо Бруни происходило под влиянием взглядов флорентийского канцлера Колюччо Салютати, провозвестника «гражданского гуманизма».

Хорошее образование, полученное Бруни, позволило ему дважды занимать должность секретаря папской курии в Риме. Но главные труды и свершения ждали его во Флорентийской республике.
Вдохновленный идеями республиканизма Бруни в 1410 году был избран канцлером республики, а позже бессменно занимал эту должность в течение семнадцати лет с 1427 по 1444 до самой своей смерти.

Деятельность Бруни в должности канцлера играла решающую роль в жизни республики, во многом определяя ее политический курс, но не менее важную роль играли его сочинения.

В 1403 году он пишет «Восхваление города Флоренции» иначе «Похвала Флоренции» («Laudatio urbis Florentiae»), в котором навеки запечатлел все превосходные черты флорентийского уклада, который обеспечивает разумные законы, свободу, равноправие, высокий нравственный уровень граждан.

Отношение к республиканизму Бруни ярко выразил в 1413 году: «Основанием нашего правления является равенство граждан... Все наши законы направлены лишь к тому, чтобы граждане были равны, так как только в равенстве коренится действительная свобода. Поэтому мы устраняем от управления государством самые могущественные фамилии, чтобы они не стали слишком опасными благодаря обладанию публичной властью. Поэтому мы установили, чтобы санкции против нобилей были самыми тяжелыми».

Но уже к середине 30-х годов XV века у мыслителя появляются причины для беспокойства, поскольку он видит, как все большая власть сосредотачивается в руках Козмио Медичи. В небольшом сочинении «О Флорентийском государстве» Бруни сетует, что политическое устройство Флоренции от демократического все более склоняется к аристократическому (олигархическому). Власть денег усиливается:

«Однако по прошествии времени военные действия начали вести при помощи чужеземных наемников, и тогда стало казаться, что могущество государства зависит уже не от народа, но от знатных и богатых, поскольку они платили коммуне большие деньги и проявляли гораздо большую заинтересованность в том, чтобы участвовать в советах, нежели в битвах».
«В прежние времена, когда народ поднимался на борьбу, и сам вел войны, и покорял почти все соседние города, тогда сила государства заключалась главным образом во множестве народа. Вследствие этого народ возвысился до такой степени, что оказался в состоянии изгнать из государства почти всех представителей знати».


Вопросы этики и истории являются основополагающими для Бруни. Целостное и последовательное освещение исторических событий в тесной связи с этическими проблемами – одна из тех особенностей сочинений Бруни, которые позволяют говорить о нем как об основоположнике гуманистической историографии.

Бруни одним из первых посмотрел на историю, не как на жизнеописание царей и полководцев или перечисление обычаев тех или иных племен, а как на целостный процесс развития человека и общества. И вдохновила его именно сложная, великая и многогранная история Флорентийской республики.



В 1416 году Бруни не смотря на занятость начал одно из самых масштабных своих исследований, посвященных Флоренции и только в 1439 году он закончил этот многолетний труд - «Историю флорентийского народа в двенадцати книгах» (Historiarum florentini populi libri XII) или как ее иначе называют «Историю Флоренции в XII книгах».

В 1443 он завершает трактат на греческом языке «О политическом строе флорентийцев» — (Περὶ τη̃ς πολιτείας τω̃ν Φλορεντίων).

Нелепо было бы предполагать, что эти сочинения были обязаны своим появлением «заказом» от города. Бруни считал Флорентийскую республику преемницей Римской республики, возродившей после долгих веков забвения наилучший для человеческого общества уклад жизни. Выявить эту преемственность, донести ее до всего мира мыслитель считал своим правом и долгом.
Вся жизнь Леонардо Бруни была плодотворным поиском истины и служением своему городу и народу. И город с благодарностью вспоминает великого гуманиста.

В 1444 году в день похорон Бруни вся Флоренция пришла попрощаться с великим гуманистом.
И Пождо Браччолини – еще один крупный представитель гуманистической школы – вознес хвалы его жизненному пути:

«Эти почести воздаются не роду, не предкам, не родителям Леонардо, не по просьбам друзей, но [воздаются] они честности, благоразумию, умеренности, чистоте жизни, чтобы предстать [перед всеми] не приобретенными чужим трудом, но содеянными одной лишь добродетелью».


Усыпальница Леонардо Бруни

В современной Бруни Флоренции Studia humanitatis распространялись все шире и в качестве философской и этико-политической доктрины, и в форме прогрессивной и демократической образовательной программы.

Но, получая все большее распространение, Studia humanitatis не могли не претерпевать изменений. Некоторые стали понимать их просто как литературные уроки, иные сосредотачивались исключительно на изучении и превознесении античности.

К последним относилось сообщество во главе с Никколо Никколи. Никколи, как большой поклонник античных авторов и античного уклада жизни много сделал для популяризации наследия древних, его соратники знали античность гораздо лучше, чем Данте и Петрарка, первыми заговорившие о преемственности культур и искавшие в античности решение проблем нравственности и примеров лучшего мироустроения.

Новая филология и литература, как, впрочем, и другие науки впитали в себя вновь открытую античность и начали свое собственное становление.

Столь мощный расцвет языковой культуры как таковой, во многом затмил исходный посыл Данте и Петрарки, из которого и выросли studia humanitatis. Идейная составляющая произведений первых итальянских авторов отошла на второй план, для определенной части молодежи в новых исторических условиях их новаторство не казалось таким уж прорывом, а studia humanitatis лишились своей первоначальной глубины.

Бруни входил в сообщество любителей античности Николо Никколи, и был сопричастен к качественному видоизменению филологии и литературы, но в то же время он принадлежал к кругу Колюччо Салютати, где большое значение придавалось первоначальному содержанию Studia humanitatis.

Возникает некая коллизия, которая существенным образом определяет дальнейшую судьбу гуманизма. Проще говоря, происходит следующее:

1. Все большее проникновение образцов античной словесности в литературу и филологию возрождения. Рост наук входящих в Studia humanitatis, как самостоятельных областей знания.
2. Пренебрежение к более ранним и менее совершенным образцам итальянской литературы, содержавшим в себе мощную этико-политическую составляющую.
3. Постепенный распад Studia humanitatis как целостного комплекса нацеленного на формирование нового человека, активного гражданина, равноправного члена общества независимо от его материального положения.

Конечно, Леонардо Бруни не остался в стороне от нараставших противоречий. Его волновали общественные и этические проблемы и в этом он гораздо ближе к Салютати, чем к Никколи с его сильным, но почти бесплодным подражанием античности и развращающей любовью к роскоши.

Согласно разным источникам Бруни определял studia humanitatis как "познание тех вещей, которые относятся к жизни и нравам и которые совершенствуют и украшают человека" (здесь Баткин цит. по кн. Marsel R. Marsile Ficin. Paris, 1958, с. 114). Именно поэтому они и называются гуманитарными.

В своем дидактическом сочинении «Введение в науку о морали» или «Введение в моральную философию» Бруни рассуждает о предельных основаниях человеческой жизни, на которые каждый может и должен опираться при выборе своего пути и образа жизни.

«Нет сомнения, что к справедливости, умеренности, мужеству, щедрости мы приходим предуготованные к тому природой, и только практика, опыт, привычки способствуют тому, чтобы благодаря деятельности в нас совершенствовалось то, что заложено природой».



Сравнивая этические доктрины эпикурейцев, перипатетиков и стоиков, Бруни говорит об основной цели человека, как о добродетельной жизни для достижения высшего блага.

При этом он отказывается считать наслаждение смыслом и мерилом человеческой жизни (как иногда ему приписывают некоторые исследователи). Он говорит о высшем благе, которое достигается добродетельной жизнью, доблестью. И никакое благо и счастье невозможно без добродетели. Здесь же мы встречаем очень интересное замечание относительно взаимосвязи понятий добродетели и доблести.

Крупный общественный деятель, Бруни считал, что каждый человек, обладающий доблестью, должен предпочесть активную гражданскую жизнь созерцательной и праздной. Ведь доблесть – это основа человеческой активности, толкающая его к добродетели и благородству не смотря на все сложности.

Благополучие человека и общества для Бруни неразрывно связаны. Только там, где человек активно действует на благо общества, он может обрести и личное благо. А такое, по мнению Бруни, возможно только при наличии свободы и равенства для всех. И только республика соответствует этим условиям. Возможность принимать участие в управлении государством стимулирует человека к активности и саморазвитию.

«Равная свобода существует для всех ... лишь бы они обладали трудолюбием и природными дарованиями и вели разумный и достойный образ жизни, так как наше государство требует от граждан virtus и probitas. Кто бы ни имел эти качества, он рассматривается как достаточно благородный по происхождению, чтобы принять участие в управлении республикой ... Это и есть подлинная свобода, равенство в государстве: не бояться насилия либо злодеяний со стороны кого-либо и наслаждаться равенством среди граждан перед законом и в занятии общественных должностей ... Но теперь удивительно наблюдать, насколько этот доступ к общественным должностям, открытый для свободного народа, пробуждает таланты граждан. Где человеку дана надежда достичь почета в государстве, там он набирается мужества и выдвигается на первый план; где он лишен этой надежды, он становится ленивым и утрачивает свою силу. Поэтому поскольку такая надежда и такая возможность налицо в нашем обществе, нас не должно удивлять изобилие талантов и прилежания».



Вплотную к проблеме равенства, активности и свободы примыкает проблема труда. Для Бруни эта категория очень важна, поскольку именно труд граждан есть основа созидательного процесса, именно он двигает социум к процветанию. В своем трактате «Восхваление Флоренции» Бруни ведет историю Флоренции со времен Римской республики, граждане которой «не гнушались никогда тяжелого труда, чтобы сохранить свое достоинство и величие».

Леонардо Бруни подчеркивал воспитательное значение studia humanitatis для формирования доблестных граждан – опоры свободного и процветающего государства. Эта духовная доктрина Бруни опиралась на античную мысль, в том числе на Аристотеля и Цицерона. Таким образом, признавая ценность античных образцов, Бруни не отходит при этом и от первоначального посыла Данте, Петрарки, завещавших исправлять нравы сограждан, совершенствовать общественную жизнь.
Но освоение наук, как входящих в комплекс studia humanitatis, так и любых других не должно становиться самоцелью, теория приносит плоды только соединяясь с практикой.

Даже то, что Данте, Петрарка, Бокаччо теперь казались простонародными и невежественными и не знали некоторых фактов, не уменьшало их заслуг в глазах Бруни.

На пренебрежение по отношению к Данте, Петрарке и Бокаччо Бруни отвечает своим диалогом «Петру Истрийскому» (1401). В диалоге выведены Салутати, сам Бруни, Никколи и Роберто Росси.
Наверно не случайно обвинения против Данте, Петрарки и Боккаччо Бруни вкладывает в уста Никколи, но далее автор устами Колюччо Салютати заставляет Никколи признать, что тот просто спровоцировал спор, чтобы дать возможность еще раз осветить весь гений основоположников национальной итальянской литературы. Несмотря на отмечаемую специалистами неоднозначность слов Никколи, можно сделать вывод о заслуженном внимании Бруни к отцам гуманистической мысли и итальянской литературы.

Для того чтобы развить и упрочить достижения флорентийской культуры Бруни сознательно использует для написания некоторых своих произведений вольгаре, а не латынь и не греческий. «Каждый язык имеет свое совершенство и свое звучание и свою отточенную и научную речь». – Пишет он, предвосхищая будущие успехи родного volgare.

Кроме того в 1436 г. он опубликовал на итальянском языке «Жизнеописание Данте и Петрарки», доказывая, что народный язык не уступает латыни.

«Франческо Петрарка был первым, кто обладал столь утонченным умом, что понял и возродил изящество утраченного стиля древних».

Таким образом, все усилия Леонардо Бруни направленны на сохранение идейных основ республиканизма. Включая гуманистическое образование для каждого, гражданскую активность, доблесть каждого, труд на пользу общества, нравственные добродетели и умеренность.
Со стороны его оппонентов мы видим настойчивое продвижение ценностей буржуазной верхушки.

До нас дошло очень мало данных о характере Бруни. А ведь очень важно понять не только что проповедовал тот или иной мыслитель, но и каким он был. Бруни оставил после себя множество писем, и в одном из них он раскрывается, как тонко чувствующий, любящий жизнь человек: «Невероятное очарование реки, которая протекала среди зелени берегов, по хрустальному ложу и под листьями тополя, манило нас к себе и привлекало Поэтому, быстро сняв обувь и тоги, мы принялись ловить рыбу и возиться в воде как малые дети, кричать как пьяные, бороться как сумасшедшие».

Основные произведения:

«Восхваление города Флоренции» (Laudatio florentinae urbis - ок. 1403-1404 гг)
«История флорентийского народа» (Historiarum florentini populi libri XII — с 1416 по 1439 г.)
«О военном деле» (De militia, 1421 г.)
«Диалоги к Петру Павлу Гистрию» (Dialogi ad Petrum Paulum Histrum)
«Введение в науку о морали» (Isagogicon moralis disciplinae, 1421—1424 гг.)
«О научных и литературных занятиях» (De studiis et litteris, 1422—1425 гг)
«Комментарии к событиям своего времени» период от 1378 г. до 1440 г. (Commentarium rerum suo tempore gestarum)
«Против лицемеров»
«О Флорентийском государстве» (Peri tes ton florentinon politeias по-гречески Περὶ τη̃ς πολιτείας τω̃ν Φλορεντίων)
«Жизнь Данте» (Vita di Dante, 1436)
«Жизнь Петрарки» (Vita del Petrarca, 1436)
«О правильном переводе» (De interpretazione recta, 1420 г.) – одна из первых теорий перевода.
«Спор о знатности или благородстве» (Nobilitatis contentio)
«История Антиоха, сына Селевка»
Известны также многие речи и письма Бруни.
Биографии Аристотеля, Цицерона.
Комедия «Поликсена»
«Речь Гелиогабала»
«De bello italico adversus Gothos»
«De origine urbis Mantuae»
«De Romae origine»
Брагина Л.М. «Итальянский гуманизм. Этические учения XIV-XV веков». - М., 1977
Лазарев В.Н. «Происхождение итальянского Возрождения».
Горфункель А. Х. «Философия эпохи возрождения».
ЭУДЖЕНИО ГАРЭН. «ПРОБЛЕМЫ ИТАЛЬЯНСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ» «ПРОГРЕСС» МОСКВА 1986
Гуковский М.А. «Итальянское Возрождение» Ленинград: Издательство ЛГУ, 1990.
Итальянский гуманизм эпохи Возрождения сборник.

Tags: Флорентийская республика, Флоренция, гражданский гуманизм, гуманизм, капитализм, коммуна Флоренции, общее благо
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments