tstealth1 (tstealth1) wrote,
tstealth1
tstealth1

Без исторической памяти ты - раб! Или Войковская, как маркер принадлежности

Человек обладает памятью. Запоминать все произошедшее - это одно из его основных свойств. Память свойство индивидуальное. У нее есть свои законы. Так, например, мозг не хранит все свои данные в оперативной памяти, и, хотя перед каждым человеком стоит задача максимальной актуализации своей памяти, мозг все же задвигает часть информации в "архив".

В принципе забывание - это достаточно важная часть работы мозга с точки зрения экономии ресурсов и быстродействия. Но в некоторых обстоятельствах человек должен держать информацию актуализированной, даже если мозг настаивает на забывании.
Так, например, существует некоторый пласт информации общечеловеческой ценности, который очень важен для человека и «в человеке», и постоянное хранение этого пласта в оперативной памяти жизненно необходимо. Для актуализации таких вещей существует историческая память.
Это в каком-то смысле надындивидуальная память.


В каких случаях она используется? При сохранении ценностных ориентиров в обществе, для прививания людям определенных уроков истории, для правильного понимания своего собственного места в мире.
И здесь будет оправданной цитата из Хайдеггера, который в поисках ответа на вопрос "Что зовется мышлением" обращается и к памяти в том числе:
"«Память» означает изначально вовсе не способность запоминать. Это слово именует целое духа в смысле постоянной внутренней собранности в том, что присуще (wesenhaft sich zuspricht) всякому чувствованию. Память означает изначально то же самое, что молитва, по-миновение (An-dacht): неотпускаемое, собранное пребывание при... а именно не только при прошлом (Verg a ngene), но и равным образом при настоящем (Gegenvärtigen) и при том, что может прийти".
Подобное состояние собранности Хайдеггер считает тесно связанным с умением человека мыслить.

Человечество нуждалось в исторической памяти всегда. На ранней стадии – это миф, устные сказания, героические эпосы, необходимые людям для ориентации в мире. Герои мифов буквально жили в обществе, являя собой пример поведения в тех или иных ситуациях. Равнение на героя в каком-то смысле было сродни подчинению закону вне зависимости от положения человека.

Но все же общество было неоднородно. Неоднородно и в отношении к своим корням. Элита вела свою индивидуальную родословную. У нее было для этого и время, и понимание необходимости. Не было более веского способа легитимации власти, чем божественные предки.


Вот как начнешь изучать фамильные портреты, так и уверуешь в переселение душ



У трудящихся не было ни времени, ни ресурсов, ни причин это делать. Все равно понятно, что и дед, и прадед, и прапрадед пахали один и тот же клочок земли, принадлежащий одному и тому же господину. А сказания о героях - это возможность хоть отчасти самоидентифицироваться с силой и добром.
Но время шло, менялись исторические условия. Менялось самосознание масс.
И вот тут начинается актуальное.
В Москве идет суд над исторической памятью. Решается вопрос о переименовании Войковской.
Высказывания некоторых экспертов напоминают странную головоломку, и до неприличия далеки по своей содержательности от Хайдеггера. Но для меня все окончательно сложилось именно сейчас!
Посмотрите, как глубоко копает в плане топонимики Юрий Бондаренко Президент фонда «Возвращение».

"Мы боремся против этого названия, поскольку оставлять в нашей столице имя палача, откровенного мародера — это, по меньшей мере, неразумно. То, что и дальше хотят распространять это название, говорит о том, что ленинско-сталинский топонимический монстр, начало которому было положено сразу после октябрьского переворота, дает свои метастазы в виде названия для транспортно-пересадочного узла. Это вносит двойственность в сознание людей. Нам зачастую возражают, что это наша история, но, позвольте, Гитлер, Батый, Чингисхан — тоже наша история. А улицы и станции надо называть в честь кого-нибудь хорошего. Элементарно, можно спросить даже ребенка: если названа улица чьим-то именем, то это хороший или плохой человек? Как вы думаете, что ребенок ответит? Нельзя в топонимии употреблять имена недостойных людей, хотя бы тех, кто вызывает сомнения у определенной части общества. До революции вообще не было традиций называть улицы и города именами кого бы то ни было, давали имя по названиям церквей, профессий людей, живущих в этом районе, — как угодно, но мемориальных названий фактически не было. Эту моду большевики подсмотрели у своих идейных сторонников, Французской революции, и называли в честь себя, любимых, потому что это самый действенный вид пропаганды".
Видимо взятие Бастилии для Бондаренко тоже большй грех, потому что там учили соблюдать права человека! Давайте предоставим маститому историку Бондаренко право побеседовать об этом во Франции, я думаю будет увлекательная дискуссия.
Кроме тако странного отношения к истории, в 10 строчках высказывания Бондаренко содержится много мелких манипуляций, они и без меня всем видны. А я вернусь к рассмотрению исторической памяти и народного самосознания.
Вы понимаете, что сказал Бондаренко?
Он поднял вопрос о самосознании народа резко возросшем после Французской революции! (Не важно, что она была буржуазной. Именно тогда были провозглашены "Свобода, равенство и братство")
До революции не было нужды называть улицы чьими-то именами. Элита и так хранила свои родословные, народ был полностью лишен каких либо амбиций на этот счет.
После революции все изменилось. У народа появились герои! Призрак народной надежды начал обретать плоть. И революционеры (как французские, так и наши) понимали, что им надо сохранить этот совершенно новый уровень самосознания народа вообще, и самые известные примеры борьбы за человеческое достоинство в частности. И они в условиях нехватки ресурсов (картины в каждый дом не повесишь), и недостатка образования (не все учат историю на уроках), избрали самый действенный способ не только сохранения, но и актуализации человеческой памяти.
Идешь ты по улице, поднимаешь глаза - ул. Ленина - и сразу на память приходит и кто был Ленин, и за что он боролся.
То есть еще раз подчеркну. Выбор в качестве названия улиц имен известных деятелей – это отражение возросшего уровня самосознания и собственного достоинства народа, как общности, его надындивидуальная память. И Бондаренко в принципе это признает. НО он выступает ПРОТИВ СОХРАНЕНИЯ ЭТОГО УРОВНЯ САМОСОЗНАНИЯ И ЧУВСТВА СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА ПРОСТОГО ЧЕЛОВЕКА!
И об этом же говорит госпожа Алексеева.
«Я биографии его не знаю, но вокруг все говорят, что он связан с террором. В таком случае, конечно, стоит переименовать станцию метро. Но на самом деле никто уже ничего не помнит о Войкове, все воспринимают как обычное название – «Войковская» и «Войковская». (Из интервью АГН «Москва» 15.10.2015.)
Но она более "оптимистична". Ей кажется, что уже даже название района не в силах актуализировать память народа. Но они заблуждаются. Память народа еще жива.
От этих конкретных примеров можно перейти к тенденции в целом.
Переименования идут практически во всех городах. Но уничтожению подлежат далеко не все топонимы, а только связанные с советской эпохой, с той самой, когда элита была лишена родовой исключительности. Хотя, по сути, сохраняя последовательность позиции, господин Бондаренко должен быть за переименование всех «именных» топонимов.
Но Бондаренко мешают именно символы той эпохи, когда ранее бесправный народ взял власть в свои руки. Такая узкая направленность активности Бондаренко говорит о том, что его вполне бы устроил возврат к тому укладу, когда у элиты есть исключительность памяти, а у народа нет ничего. Его задача навязать народу другую память, вернее полное ее отсутствие.
В связи с этим и аппеляция к незатейливым названиям. Назвать улицу, например, Сиреневый бульвар, это хорошо. Память молчит и не актуализируется. А Войков прямо-таки очень-очень мешает. Он мешает сделать народ бесправным стадом. Он мешает народу забыть самого себя!
Народ, конечно, сопротивляется, пока что пассивно. Но попытка форматирования не прошла бесследно. И это становится ясно из разговоров с прохожими.
Услышав, что Войкова подло оклеветали, люди словно прозревают. Видно, что до этого они принимали на веру домыслы десоветизаторов. Как мы видим, эту веру очень несложно поколебать, ведь наш народ все еще сохраняет здравый рассудок и уважение к своей истории в отличие от клеветников, которые, если их поскрести, кроме того окажутся западными агентами влияния.

Теперь остается только задаться вопросом, а что думает власть, и на чьей она стороне.
Судя по делам ее, она на стороне клеветников, хотя кажется маловероятным, что в такое сложное время кто-то будет лить воду на мельницу чужим замыслам в ущерб стабильности в стране.
Но все же вызывает удивление то, что на Ленинградском вокзале после ремонта не восстановили надпись на стене, отражающую историческое прошлое вокзала, а просто разместили рекламу РЖД. Найдите 10 отличий


А как расценивать остальные реформы нашей власти в области здравоохранения, образования, семьи, социальной сферы? Неужели власть преследует те же цели - лишение народа памяти и реинкарнацию феодальных отношений?
Не хочется думать, что в кулуарах наши души уже разделили между новыми владельцами.
- Деньги у нас есть, земли тоже, пора и о душах подумать.
- Да штук по триста не помешает.

Tags: Бондаренко, Войков, Войковская, Память, десоветизация
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments